Беседа Киркевич о нападавших на защитников Куропат: Я ведь тоже белая раса


В итоговой беседе недели — публицист Александр Киркевич, человек, который непосредственно принимает участие в защите исторического памятника — Куропат. Именно с этого события ведущий Всеволод Стебурако начинает свою программу.

Проходит защита Куропат, уже какая-то по счету. Люди собрались, поставили палатку и около стройки, которая опять-таки в очередной раз появилась на границе охранной зоны идет упорное, а местами с элементами трагедии, борьба общества с машиной то ли строительства, то ли государства.

Алесь Киркевич стал ньюсмейкером недели. Что происходит возле Куропат? Почему такая нездоровая активность вокруг этого «грустного места»?

«Куропаты — такое заколдованное место. Сначала МКАД, потом Бульбаш-Холл, сейчас эта проблема. Сейчас говорят, может это не так важно, на окраине, а не на месте самых могил и так далее — это очередной прецедент. Сейчас обрежут этот клочок земли. Потом будет следующий, следующий. То есть нужно раз и навсегда отбить охоту у чиновников и инвесторов лезть на эту территорию. Это святое, все, нельзя сюда лезть».

К чему апеллирует застройщик

По словам Александра, сначала застройщик взял в аренду территорию, которая еще была территорией охранной зоны.

«Впоследствии эту территорию из защитной зоны исключили, после уже продали. И он [застройщик — ред.] апеллирует, что территория была выставлена на тендер, мол, виноваты во всем чиновники».

В Беларуси, считает публицист, очень слабая традиция круглого стола. Проще намного пойти на конфронтацию, не замечать друг друга. Поэтому на месте застройщика, или председателя Мингорисполкома Шорца нужно было приехать к протестующим и начать с ними разговаривать.

«Это был бы политический шаг с их стороны хороший, и даже, для новостей, сказать, что я пришел с открытой душой, хочу что-то сделать. А то, что они отворачиваются спиной — это уже слабая позиция с их стороны».

Что произошло ночью 23 февраля на Куропатах

Люди, которые навестили крохотный палаточный лагерь и образовали брутальный прецедент — кем они были? Третья, отдельная, сила? С таким вопросом Всеволод Стебурако обратился к Александру Киркевичу.

«Нам хотят представить это как третью силу. И то, что они неестественно очень кричали «Белая раса» и так далее во время атаки, это было смешно. Я ведь тоже белая раса, мне обидно. Нам хотят представить как идеологическую борьбу. Мол, есть какие-то наши оппоненты ультраправые: россияне или кто. Они напали на пробелорусских правых, защитников Курпат».

По словам Александра, все по-другому. Просто курсантов милиции переодели в черные спортивные костюмы.

За что борются жители по улице Мирошниченко?

Местные жители не хотят уплотнения. Но, по словам Александра Киркевича, очень важный момент:

«Очень белорусский момент, что здесь и национальное, и духовное, и историческое соседствует с социальным. Все связывается в одно».

Другие темы беседы — постановление о списке 13 творческих союзов республики, в который не попали знаменитые писатели, члены альтернативного объединения; а также праздник 23 февраля (видео): насколько он актуален в современном белорусском обществе.

Подробнее — в «Размове Стебурако».

ИЧ

 

Смотрите также
Комментарии