Вот так Как живет российский Белосток – деревня, которую 120 лет назад основали поляки


Одно имя – разные судьбы. В глухой тайге есть маленькое село с названием точь-в-точь, как у города в восточной Польше. Белосток. Его 120 лет назад основали переселенцы из Седлецкой и Гродненской губерний. Они ехали в Сибирь за лучшей долей – возделывать землю, растить детей, хранить традиции. Построили католический костел. За верность корням и пострадали. Рождественская история таёжных католиков в сюжете Ларисы Коноваловой. продолжит.

Первое рождество без храма. Проводка подвела. От сгоревшего на Пасху костела остались только фундамент, обугленный крест и побелевшая Дева Мария – во время пожара с нее сошла вся краска. Этот храм собирали всем миром в конце 1990-х – из уцелевших частей первого, 1908-го года постройки, костела, который в годы большого террора разрушили сотрудники НКВД.

«Как раз в первый класс я пошла – в 1937-м, как раз в школе были, когда приехали эти, колокола снимать. Залезли, колокол как бросили», – рассказывает жительница Анна Лекаревич.

Колокол тогда наполовину в землю вошел, такой тяжелый был, вспоминает женщина. Из храма сделали зернохранилище, позже отдали под клуб. Баба Аня сейчас, пожалуй, единственная в Белостоке, кто умеет читать по-польски.

«Не с кем по-польски… Нас осталось 3 или 4 старухи, поляков, а эти, хоть и дети наши, они уже и по-русски венчаются, и все на свете», – продолжает Анна Лекаревич.

Хранить верность польским традициям в советской Сибири было опасно. Буевич, Грик, Дащук – на простеньком сельском мемориале сотня фамилий. В 1938-м почти все мужское население Белостока обвинили в польском заговоре и расстреляли. Так выполнялся приказ НКВД по поиску шпионов-перебежчиков.

Алла Серебренникова вслух читает надпись на камне:

«За отсутствием состава преступления, полностью реабилитировать посмертно… То есть сначала всех расстреляли, а потом реабилитировали. Снято клеймо с них было, что они враги народа, и с их детей. Тогда уже было полегче им маленько жить».

В комнатке два на три метра – предметы белостокского быта. Кросны для ткачества, кошик для грязного белья, пральник – для глажки чистого. Сельский музей делит одноэтажное здание с детским садом, начальной школой (среднюю в Белостоке закрыли 6 лет назад как малокомплектную), почтой и клубом. В клубе и проводят свои службы оставшиеся без храма католики.

Служить праздничную мессу в Белосток приехала делегация из Томска: отец Кшиштоф – он, по совпадению, родом из польского Белостока, и волонтеры. В их числе Агнешка Каневская, польская аспирантка, исследующая тему ссыльных поляков. Это ее третье рождество в сибирском Белостоке.

«Это такое место, в котором я нашла какую-то простоту, и это очень интересно, что где-то в глубокой Сибири, есть маленькая польская община. Вот тут поляки приехали более 100 лет назад, и до сих пор их потомки помнят про польские традиции», – говорит Агнешка Каневская.

Узнав о сгоревшем костеле, Агнешка включилась в проект по сбору денег на его восстановление – «Сибирский Белосток. Воскресенье». За полгода из необходимых 150 тыс. евро удалось собрать треть. Жертвователям в знак благодарности отправляют открытку с фотографией белостокских бабушек. Ведь храм – это не здание, храм – это люди.

Фотоснимок на заставке к видео nkvd.tomsk.ru

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии