Вот так Как украинские военные возвращаются к мирной жизни


В конце лета в Украине заработала горячая линия по психологической поддержке и предотвращению самоубийств, ориентированная на военных. По неофициальной статистике, количество солдат, покончивших жизнь самоубийством, за первые четыре года конфликта достигло тысячи человек.

Харьковчанин Александр Волох воевал на востоке Украины год – с 2014-го по 2015-й. После демобилизации Александр участвовал в программе по реабилитации. Она была организована волонтёрами при поддержке датских доноров и длилась около полугода. С помощью специалистов ветеран смог проговорить свои проблемы и вернуться к мирной жизни.

«Очень часто ты не понимаешь сложностей своего возвращения. Потому что ты возвращаешься и думаешь: ничего не поменялось, я остался таким, каким и был. И реакция тех, кто находится рядом – родных, очень близких друзей, она говорит, что что-то не так. И главное – обратить на это внимание», – говорит Александр Волох.

После реабилитации Александр получил психологическое образование и стал сам помогать ветеранам и их семьям. Как волонтёр он работает тренером в группах психологической поддержки. В Украине – почти 400 тысяч ветеранов, и многие могут нуждаться в такой помощи. После возвращения с войны некоторые из них тяжело переживают смерть своих побратимов, сталкиваются с трудностями в общении с родными и поиском работы, страдают депрессией и посттравматическим стрессовым расстройством.

«Сейчас запросов меньше, люди уже что-то прошли, были в госпитале или возвращались домой, потом снова ехали, подписывали контракт. Уже проходила какая-то работа. И определённое понимание того, что с ними происходит, у них уже есть. Но вот через некоторое время, к которому нужно быть готовыми, скорее всего оно может взорваться», – говорит Александр Волох.

Сегодня украинские военнослужащие могут участвовать в государственной программе по психологической реабилитации. Государство покрывает стационарное лечение, проживание, питание и проезд. Также можно обратиться на горячую линию по психологической поддержке и предотвращению самоубийств. Команда колл-центра наполовину состоит из ветеранов.

«Конечно, надо было всё это раньше делать. Конечно, гораздо раньше нужно было создавать эти центры, по типу американских, где каждый ветеран в течение часа вместе с семьёй может приехать в этот центр. Там будут психологи, гражданские, военные, они смогут справиться с проблемами, помочь семье пережить как-то адаптацию ветерана. У нас совершенно другая ситуация», – говорит психолог Юлия Фоменко.

Возвращением военных к мирной жизни в США занимается отдельное министерство, созданное ещё в 1930 году. Украинское министерство по вопросам ветеранов основали только в 2018-м, на пятом году войны, говорит Юлия Фоменко. Она работает психологом в госпиталях для ветеранов. Ее должность появилась с 2016 года. До этого она работала с военными и ветеранами как волонтёр. Психологическую помощь также оказывают военные капелланы. Как и психологи, они работают на линии фронта и в госпиталях.

«На войне не бывает не раненных людей. Всё равно душа человека хоть немного, но ранена. Даже любая контузия, любое участие на передовой, оно уже как-то ранит душу человека, потому что человек видит необычную жизнь, он постоянно видит смерть», – говорит отец Сергей.

Иногда ветераны стесняются своих проблем и не хотят обращаться к психологам. Кроме того, не во всех городах Украины есть специалисты. А государственных программ по психологической реабилитации всё ещё недостаточно.

Анна Соколова, Павел Стех belsat.eu

Фото: Serg Glovny / Zuma Press

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии