Вот так Как сегодня живут томские чернобыльцы?


Ликвидировать последствие аварии приехали сотни молодых людей со всего Советского Союза. Среди них было около пяти тысяч томичей. Каждый год в этот день оставшиеся в живых из них собираются в именном сквере — Героев Чернобыля. Пожать руку знакомым. Почтить память ушедших. Сегодня ликвидаторов было всего несколько десятков.

Рукопожатия, объятия, приветствия. Люди рады видеть знакомых в добром здравии. Но сегодня пришедших на митинг заметно меньше, чем еще пару лет назад. Только за прошедший год томское «чернобыльское братство» – так называют себя ликвидаторы – простилось с 25 товарищами.

«В мае 86 года мы вместе с вами получили задание на Красной площади и поехали в Чернобыль… мы спасли Москву, спасли Европу… Не допустили взрыва в третьем, втором и первом блоках», – говорит глава совета старейшин при мэрии Томска Анатолий Чемерис.

Алексей Якименко попал в Чернобыль в 1987 году, сразу после армии. Работал на крыше третьего и четвертого энергоблока. Научился ценить каждое мгновение – в прямом смысле слова.

«Сами представьте, что можно за 30 секунд? Это минимальное время, когда большая доза радиации… Выскочить, побежать, взять лопату, взять на лопату графит, выбросить его, бросить лопату и опять убежать… Лепесток на морду, х/б костюм, кирзовые сапоги. Ну, верхонки. Все, больше ничего не было. Сначала давали свинцовые фартуки, ну а их достаточно на один-два раза, потом они набирают радиацию, и больше фонят, чем ты сам», – рассказывает ликвидатор Алексей Якименко.

Про Валентину Власенко говорят, что она стала единственной женщиной-ликвидатором из Томска. На митинг она пришла с орденом мужества. Но достать его из кармана решила только перед камерой.

«В 87 году нас никто не спрашивал. Я тогда служила, носила погоны. Меня отправили, мы не имели права отказаться. Четвертый блок, я химик. Какая спецодежда? Обмундирование обыкновенное. И дозиметр маленький. И все… Нахватались дай боже как… тогда вообще мало кто об этом знал», – рассказывает ликвидатор Валентина Власенко.

Томские ликвидаторы считают, что им повезло – в Томске для них работает, пожалуй, единственный в стране специализированный реабилитационный центр. Его открыли в 2008-м. А за год до этого томские чернобыльцы объявляли бессрочную голодовку. К тому моменту у них накопилось слишком много нерешенных проблем: с отсутствием лекарств, жилья и отменой положенных льгот – бесплатного зубопротезирования, ежегодного санаторно-курортное лечения и других.

«В 2004 году был принят 122 закон пресловутый, федеральный. Перекроил наш чернобыльский закон полностью. Заменил базовую медицинскую программу, которая была, на государственные гарантии помощи медицинской… то есть объединили нас со всеми федеральными льготниками в общий котел… Если бы удалось вернуть на федеральном уровне то, что 122-й закон забрал, это, конечно, была бы дополнительная победа», – рассказывает ликвидатор Анатолий Долгов.

Бороться томские чернобыльцы намерены и за права вдов ликвидаторов. Так, на очередном съезде «Союза Чернобыль» был поднят вопрос о присвоении женщинам, потерявших после чернобыльской трагедии мужей, статуса ветеранов войны.

Лариса Коновалова belsat.eu

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии