Как работают петиции: Министерство здравоохранения уже знает, что делать с карантином

Власти Беларуси не обращают внимания на требования белорусского народа ввести карантин. Это не единственное проигнорированное требование граждан страны. Как сделать так, чтобы голос народа был услышан?

В эфире «Беседа ProContra» с Владимиром Мацкевичем и Светланой Калинкиной руководитель проекта petitions.by Владимир Ковалкин рассказывает, как еще пять лет назад понял, что общество должно иметь максимально понятное и прозрачное средство коммуникации с чиновниками. Электронные обращения с реальными подписями реальных граждан стали действенным механизмом воздействия на чиновников.

Почему же петиции, призывающие ввести карантин для студентов во время эпидемии COVID-19, остаются без реакции? По мнению гостя программы «Беседа ProContra» Владимира Ковалкина, такие громкие дела трудно решить при помощи «голоса народа».

«Самый простой способ «запороть» компанию, «запороть» петицию – это в технически интересное предложение добавить немного идеологии и немного политики. Тогда такой текст получат идеологи вместо дорожников, строителей, тех людей, которые занимаются реальными вопросами», – пояснил гость программы.

Что не так с петицией о карантине? Можно ли уже сегодня спрогнозировать реакцию властей? Ищите ответы в программе «Беседа ProContra» с Владимиром Мацкевичем, Светланой Калинкиной и руководителем проекта petitions.by Владимиром Ковалкиным.

Специально для тех, кому удобнее слушать, а не смотреть, «Беседа» запустила подкасты. Если вы занимаетесь домашними делами, управляете машиной или просто не хотите следить за мерцанием кадров – это для вас:

Программа «Беседа» выходит на «Белсате» с понедельника по четверг в 21:20. Смотрите через спутник «Астра 4A» (прежнее название «Sirius 4»), онлайн и в архиве на нашей странице.
Коллаж из фото: Наталия Федосенко / ТАСС / Forum, wikimedia.org

Другие материалы

Анатолий Лебедько: У Кремля есть соблазн трясти Лукашенко, пока он слаб

Румас в Лондоне: спасает ли он Лукашенко от санкций?

Жанна Литвина: Люди, лишенные информации, могут оказаться лишенными права на жизнь

Анджей Почобут: Мы переживаем «провал бунта в тюрьме»

Почему режим боится адвокатов?

Историк: Современные репрессии – еще не ужасы 1937, но уже начатки террора 1930-ых

На победу нужны два года?

Политолог: цель Лукашенко – не сделать белорусов богаче, а сохранить контроль