Как анархисты борются с коронавирусом

Почему каждый, кто сегодня помогает медикам и жертвам коронавируса, немножко анархист, в эфире «Беседы» Мацкевича рассказывает блогер и бывший политзаключенный Николай Дедок.

Негативный имидж участников анархистского движения – на руку властям Беларуси, уверен блогер, бывший политзаключенный Николай Дедок.

При этом, отмечает гость «Беседы» Мацкевича, никто не хочет обращать внимание на те дела, которые направлены на улучшение жизни вокруг. Так, Дедок создал группу в телеграмм-канале, с помощью которой каждый может помочь в борьбе с пандемией коронавируса.

«Это площадка, на которой, возможно, в будущем создастся сеть солидарности. То есть это место, где могли бы ловиться люди, которым нужна помощь, которые готовы, хотят ее дать. Эта деятельность – создание сетей солидарности, взаимопомощи – не просто соответствует анархизму, это суть анархизма. Мы стремимся создать такие низовые системы взаимопомощи и поддержки, которые бы исключали иерархию, которые бы делали ненужными командование одних людей другими», – пояснил Николай Дедок.

Также в «Беседе» Владимира Мацкевича с активистом анархистского движения, блогером Николаем Дедком:

  • Почему оппозиция и анархисты не работают вместе?
  • Можно ли судить людей за вред, которого не было?
  • Чем ценна низовая солидарность?

Специально для тех, кому удобнее слушать, а не смотреть, «Беседа» публикует подкасты. Пока вы занимаетесь домашними делами, ведете машину или если просто не хотите следить за мерцанием кадров – это для вас:

Программа «Беседа» выходит на «Белсате» с понедельника по четверг в 21:20. Смотрите через спутник «Астра 4A» (прежнее название «Sirius 4»), онлайн и в архиве на нашей странице.
Коллаж из фото: flickr.com, ru.wikipedia.org

 

Другие материалы

Анатолий Лебедько: У Кремля есть соблазн трясти Лукашенко, пока он слаб

Румас в Лондоне: спасает ли он Лукашенко от санкций?

Жанна Литвина: Люди, лишенные информации, могут оказаться лишенными права на жизнь

Анджей Почобут: Мы переживаем «провал бунта в тюрьме»

Почему режим боится адвокатов?

Историк: Современные репрессии – еще не ужасы 1937, но уже начатки террора 1930-ых

На победу нужны два года?

Политолог: цель Лукашенко – не сделать белорусов богаче, а сохранить контроль