Интеграция перешла в ряд страшилок?

В последнее время отношения официальных Минска и Москвы напоминают остросюжетную мелодраму. Очередная серия, которая произошла во время встречи Александра Лукашенко и Владимира Путина в Сочи, должна была показать, чьи позиции ослабли, а чьи усилились. Но что-то пошло не по сценарию.

В студии программы «Беседа» Виталия Цыганкова политолог Ольга Харламова объясняет, каким образом нужно интерпретировать действия российской и белорусской делегаций. Похоже, что договоренности не интересовали ни одну из сторон.

«Встреча первоначально, по крайней мере российской стороной, не планировалась для достижения определенных целей», – высказалась гостья программы.

При этом гостья программы предполагает, что вопрос интеграции перерос из насущного в мифологический – Россия будет пугать Беларусь объединением.

В «Беседе» Цыганкова гостья студии политолог Ольга Харламова рассказывает:

  • почему власти Беларуси не должны радоваться пирровой газовой победе?
  • не станут ли нефтяные цены последним камешком, который обрушит лавину белорусской экономики?
  • стоит ли ожидать в ближайшее время встречи Александра Лукашенко и президента Турции Реджепа Эрдогана?
  • какой смысл забывать об интеграции?

Кому достанется Беларусь? Разделение сфер влияния

Специально для тех, кому удобнее слушать, а не смотреть, «Беседа» запускает подкасты. Если вы занимаетесь домашними делами, управляете машиной или просто не хотите следить за мерцанием кадров – это для вас.

Программа «Беседа» выходит на «Белсате» с понедельника по четверг в 21:20. Смотрите через спутник «Астра 4A» (прежнее название «Sirius 4»), онлайн и в архиве на нашей странице.
А также подписывайтесь на «Беседу» в Facebook, ВКонтакте, «Одноклассниках», Twitter, Instagram и Telegram.

Смотрите также

Другие материалы

Волна коронавируса придет из тюрем. Нужна амнистия

Россия не отказалась от захвата Беларуси?

Поможет ли Трамп белорусским IT-шникам?

Последствия коронавируса сравнивают с войной. Как спасать белорусскую экономику?

Как анархисты борются с коронавирусом

Как работают петиции: Министерство здравоохранения уже знает, что делать с карантином

Признала ли официальная история 25 марта?

Что страшнее: вирус или паника?