Вот так Христианские кресты вместо памятников Ленину


Декоммунизация в Украине продолжается уже четвёртый год. За это время по всей стране снесли памятники коммунистическим деятелям, переименовали улицы и площади. Как изменился Харьков и что думают о декоммунизации её участники – в нашем сюжете.

Ровно четыре года назад в Харькове снесли памятник Ленину. Стихийная декоммунизация происходила по всей стране и получила название «ленинопад». Одним из его участников был Валентин Быстриченко. Он понимает, что действия активистов тогда ещё не были узаконены, тем не менее, считает их оправданными.

«Достаточно почитать просто труды вот этого доброго дедушки, как его образ формировался в сознании масс людей. То, что он писал об украинцах, то, что он писал вообще, как бы, как нужно топить в крови всю Украину. Точно такое же он писал и о татарах, и о белорусах, и о всех народах, которые были свободолюбивы», – рассказывает Валентина Быстриченко, общественный активист.

Чаще всего стихийная декоммунизация происходила ночью. На месте снесённых памятников некоторые активисты устанавливали кресты. Жители города воспринимали это неоднозначно.

«Я помню примерно как раз 2014 год, выглядело это весьма удручающе. И с одной стороны, эмоционально, я могу понять, что, очевидно, активисты находились на таком подъёме и на негативных эмоциях в плане войны, аннексии Крыма, и надо было сделать что-то, то есть это почти как такая психологическая разрядка», — выссказывает мнение урбанистка Евгения Губкина.

В 2015 году Верховная Рада Украины приняла закон, в котором прописано, что и как декоммунизировать. В течение следующих двух лет в Харькове переименовали почти 300 объектов топонимики, сняли десятки памятных досок. Однако урбанистка Евгения Губкина считает, что закон недостаточно проработан в плане сохранения произведений монументального искусства советского периода.

«Кто, что, где, какое их количество – я считаю, что они должны находиться в музеях, сохраняться. Или же если, например, по решению экспертов вместе с общественными организациями будет принято решение, что они будут стоять на том же месте, на котором они стояли, то, например, выходом являются таблички, информационные стенды», — говорит урбанистка Евгения Губкина.

После принятия закона декоммунизацией занялась местная власть. Составлять списки объектов для переименования помогали общественники, вспоминает Эдуард Зуб, историк и член «Харьковской топонимической группы».

«У нас были, собственно, две топонимические группы – одна при горсовете и другая, в которой я работал, это общественная организация. И вот, скажем, из сотрудничества этих двух групп и родилось то, что мы имеем сейчас в Харькове, нынешний вариант карты города. У них были свои предложения, у нас были свои предложения. Вышел такой себе компромиссный вариант, а компромисс – это то, что полностью никого не устраивает, всегда так», — говорит историк Эдуард Зуб.

Среди тех, кто остался недоволен результатом декоммунизации – создатели интерактивной онлайн-карты. На неё жители города наносят объекты, которые подлежат демонтажу.

«Первые месяцы работы очень активными были харьковчане, то есть я каждый день получал по несколько писем, люди заполняли форму, указывали. Просто видно, что люди шли по улице и видели какой-то объект и потом заполняли форму на сайте. Это были какие-то серпы и молоты, пятиконечные звёзды в колосьях», — рассказывает один из авторов карты недекоммунизированных абьектов Константин Левин.

За два года авторы онлайн-карты составили список из около ста объектов и отправили его в горсовет. Пока местная власть ждёт плановой реконструкции зданий, чтобы снять коммунистическую символику, активисты продолжают делать это самостоятельно.

Одни ищут в подобных монументах художественную ценность, другие ищут сами памятники, чтобы снести их. Между ними уже четвёртый год продолжаются споры об инструментах и методах декоммунизации. Мнения сходятся в одном: это долгий, но всё ещё нужный процесс.

Анна Соколова, Павел Стех,«Белсат»

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии