Год под знаком «короны»

Во всем мире 2020-й прошел под знаком ограниченный и запретов. «Не выходить», «не трогать», «не садиться», «не приближаться» – подобных императивов в нашей жизни стало заметно больше.

Первыми под замок своих граждан и не только своих посадили китайцы. Еще в конце января закрыли для выезда и выезда Ухань – многомиллионный город, из которого начал распространяться коронавирус.

«Вот я здесь. Сегодня на улицах действительно пусто. Вот такая вот тишина», – делится впечатлениями из Уханя гражданка Украины Ирина Чуйко.

К февралю зараза расползлась по миру. В японской Йокогаме месяц находились в заточении пассажиры круизного судна «Даймонд принцесс». Многие из них заболели, часть – скончалась.

После некоторого замешательства перестали летать самолеты, были закрыты национальные границы, прекратили работать кафе, рестораны и торговые центры. Во многих странах выходить из дома разрешили только по неотложным нуждам.

Интернет наводнили кадры опустевших городов – Париж, Рим, Берлин, Варшава, Москва.

За соблюдением запретов следили самые разнообразные силовые структуры. Пришли на помощь и новые технологии – специальные приложения, которые отслеживали перемещения граждан, тепловизоры и полицейские дроны, обеспечивавшие запреты с воздуха.
Пустота и бессилие, казалось, захватили мир. К лету большинство ограничений сняли, но после осеннего обострения пандемии к запретам вернулись. Причем под запретом оказывалась и политическая, уличная активность – напоминает российский историк и журналист Даниил Коцюбинский.

«В чем заинтересованы наши власти и что они по полной программе отработали, так это запрет на уличную активность. Это больно ударило по всем активистам. Они обсуждают или уже приняли, что даже сменный одиночный пикет будет антизаконным».

Но пандемия показала, что и западное общество готово с легкостью принять запреты, с одной стороны. С другой – их эффективность на государственном уровне вызывает сомнения, считает Коцюбинский: «Китай демонстрирует успешное решение проблемы, которую Запад пытается решить паракитайскими методами, но менее эффективно. Ну что ж, будем теперь брать пример с Китая?

Ну до этого мысль общественная еще на Западе не дошла, но тенденция в эту сторону идет: мол, надо правильно продумывать запреты, правильно продумывать самоограничения. В действительности борьба с пандемией показала, что реальными эффективными акторами этой борьбы являются местные власти, а не центральные».

В 2020 году мы все научились не планировать: отпуска, каникулы, командировки, международный обмен, – передвижения по миру, к которым привыкли в последние годы, превратились в непозволительную роскошь. Из расписаний исчезли многие авиарейсы, в Европе более чем на 80% сократилось количество автобусных перевозок, перестали ходить некоторые поезда, прекратились морские круизы.

Некоторые увидели в этом закономерность, дескать, разъездились тут всякие по миру без гроша за душой.

«Это стало настолько доступно для огромного количества людей, что это не может больше существовать в том виде, в котором это существовало многие годы», – заявила официальный представитель МИД России Мария Захарова.

Но отказ от путешествий для многих стал настоящим испытанием, причем не только психологическим. Перевозчики в надежде не пойти на дно под грузом финансовых обязательств – только авиация потеряла больше 120 миллиардов долларов – закрывали глаза на интересы пассажиров, оставшихся без поездки и без денег, говорит эксперт в области авиаперевозок Роман Захаров.

«Пострадали миллионы людей по всему миру, некоторые из них деньги возвратят аж в 2022–2023 году, судя по обещаниям, в виде ваучеров и с позволения некоторых правительств. Даже в ЕС, мы знаем, были рекомендации собственно Европейского союза, а были рекомендации отдельных государств. А людям нужны деньги сейчас и сегодня. В суды люди подавали, в разных странах и разных юрисдикциях. Я не слышал о волне успешных исков», – указывает авиаэксперт.

Экономические потери еще предстоит подсчитать. В Испании, например, сфера туризма потеряла 80% доходов. В Черногории безработица выросла более чем на 30%. Далеко не все гостиницы кафе и рестораны пережили локдауны. Государства обещали и оказывали помощь, но из-за недостатка денег в казне и бюрократических процедур выжить в тисках кризиса было очень трудно.

«Одну треть нам государство компенсировало на время карантина, а две трети мы оплатили сами», – говорит собственник кофейни москвич Владимир Коваленко.

Кризис ударил даже по религиозным организациям. Русская православная церковь жаловалась: рука дающего во время карантина оскудела. Иерархи просили отсрочку по коммунальным платежам. Во Франции, например, публичные богослужения были на какое-то время просто запрещены.

Но финансист Артем Торчинский считает, что кризис некоторым пошел на пользу. «Я знаю несколько бизнесменов, которые незадолго до кризиса начали свой мелкий бизнес, они потеряли все. Статистика будет довольно печальная. Вся сервисная экономика в крупных городах очень сильно пострадала. На самом деле кризис ускорил те процессы, которые шли уже давно. Выяснилось, что крупные магазины могут спокойно сами доставлять продукты. Не надо ездить в супермаркет», – отмечает финансист.

Но театры и кино не могут существовать без зрителей, как и спорт без болельщиков. В 2020-м были отменены Олимпийские игры. «Это было единственное правильное решение, мы все его ждали», – говорит призер Олимпийских игр Майя Влощовская.

Многим звездам пришлось сойти с концертных трасс, но при этом музыки и танцев было очень много. В интернете пели македонские артисты, в Малайзии звучал целый оркестр. Музыка разносилась с итальянских балконов, концерты давали полицейские – в Молдове и в Индии, причем часто с образовательными целями.

Кризисный психолог Елизавета Великодворская положительно оценивает подобный опыт. Однако нельзя забывать, что коронавирус нанес сильный удар по социальным связям: в изоляции оказались наименее обеспеченные, больные и одинокие люди. Обострилась проблема домашнего насилия. Но даже благополучные семьи испытали на себе социальные последствия пандемии.

«Быть рядом друг с другом 24 часа – это вызов. С другой стороны, это возможность перестраивать отношения и отнестись внимательно к таким вопросам, как границы, создавая даже на небольшом пространстве какой-то уголок для себя. Очень много встает вопросов, которые нужно теперь будет обсуждать. Это ставит на первое место тему диалога – как мы друг с другом разговариваем», – полагает психолог.

Официально мировое сообщество узнало о новом коронавирусе 31 декабря 2019 года – именно тогда эта информация поступила во Всемирную организацию здравоохранения. В конце этого года в мире началась кампания по вакцинации от COVID-19 – новый год начинается под знаком надежды.

Ян Моравицкий / Белсат

Падпісвайся на telegram Белсату

Другие материалы

Беларусь – страна экстремистов

В Пензе снесли единственный в России деревянный планетарий

Полный выпуск «Вот Так»

​​На побережье в Приморье массово погибли птицы

«Либо будут держать до освобождения, либо, как Кудина, отвезут». Выдаст ли Россия политзеков Беларуси?

Полный выпуск «Вот Так»

Беларусь готова к партизанскому противостоянию?

Во Львове открыли первую белорусскую языковую школу