Этнические конфликты в Центральной Азии: кто виноват?

Подозреваемые в убийствах и поджогах во время столкновений в Кордайском районе Казахстана пока не установлены. Об этом заявил заместитель генпрокурора Дулат Дембаев. По обвинениям в хулиганстве и неповиновении сотрудникам полиции задержали пять человек. 11 убитых, 40 сожженных домов и 23 тысячи этнических дунган, бежавших в соседний Кыргызстан. Так закончились столкновения между казахами и дунганами в Селе Масанчи. В Центральной Азии насилие на этнической почве вспыхивает регулярно. Почему такие столкновения происходят? К чему они могут привести? Сейчас объясним.

Эта причудливая мозаика – карта расселения народов Центральной Азии сразу после распада СССР. Как видите, на северо-востоке Казахстана живет множество национальных меньшинств, а границы проживания таджиков, узбеков и киргизов с государственными не совпадают. Сегодняшние конфликты зародились ещё в советское время. Каковы их причины?

Спорные границы

Декабрь прошлого года. Пограничники разнимают жителей села Чоркух – таджиков и киргизов, которые забрасывают друг друга камнями. Причиной конфликта стал забор, который поставили вокруг стройки таджики. Кому принадлежит здесь земля – неясно, поскольку село стоит на неразделенном участке границы.

На кыргызско-таджикском пограничье таких участков 70. 58 участков не могут поделить между собой Кыргызстан и Узбекистан. Споры соседних сёл за водопои и пастбища легко перерастают в массовые драки, а затем и в перестрелки пограничников. Происходит это едва ли не каждый месяц.

За 30 лет независимости свои границы окончательно утвердили лишь Туркменистан и Казахстан.

Проблемы же остальных стран тянутся с 1924 года. Тогда многонациональный регион, некогда завоеванный Российской империей, большевики впервые разделили по этническому признаку. Однако этнографическим картам следовали не всегда.

Бухару и Самарканд, в 20-е годы населенные таджиками, Москва сделала первыми столицами советского Узбекистана. Правда, в те годы Таджикистан был автономией в составе Узбекистана. Город Ош с узбекским населением Кремль присоединил к советской Киргизии, чтобы дать ей промышленный центр.

Чтобы выращивать хлопок, в границы одной республики включали поля и орошающие их каналы – даже если на берегах этих каналов жил другой народ. Как только СССР не стало – на пограничье зазвучали выстрелы. Но межнациональные конфликты вызывают не только не очерченные границы.

Национальные меньшинства

Крайне взрывоопасным регионом считают Ферганскую долину. В горном оазисе размером 300 на 150 км живет 14 млн человек – каждый третий житель Таджикистана и Узбекистана плюс половина населения Кыргызстана. 3 млн из них – национальные меньшинства.

Каждый седьмой гражданин Таджикистана и Кыргызстана по национальности узбек. В самом же Узбекистане самое значительное меньшинство – таджики. По официальным данным их менее 5%, а по неофициальным – около 25.

Подавляющее большинство жителей долины – земледельцы, и земли им не хватает. Здесь на каждого человека её приходится в 5-10 раз меньше, чем в Восточной Европе. Риск конфликтов повышает и большая доля молодёжи. Каждый шестой житель долины – это молодой человек в возрасте от 15 до 24 лет.

Законы в регионе соблюдаются слабо. Люди ищут защиту не в судах, парламенте и полиции, а в кругу земляков и соплеменников. Любой конфликт за поле, прибыльный бизнес или влияние на чиновников рискует перерасти в погром.

Что нужно Китаю на постсоветском пространстве?

Так произошло в кыргызстанском городе Ош. После революции 2010 года лидеры узбекского меньшинства поддержали временное правительство. Они вступили в конфронтацию с местными киргизами, которые поддержали свергнутого президента Бакиева. Политические столкновения переросли в этнические. За 5 дней погибли более 400 человек, преимущественно – узбеков.

Не менее взрывоопасной выглядит ситуация в анклавах Ферганской долины.

Анклавы

Представьте себе, что вас зовут Фируза, вы – жительница таджикского села, которое от основного Таджикистана отделяет всего 1,5 км. Там находится ваше поле, но добраться до него нелегко. Границы вашего села заминированы, проход открывают только три дня в неделю и провозить вам разрешают только 5 кг груза. Так до недавнего времени выглядела жизнь таджикского анклава Сарвак на территории Узбекистана.

В Ферганской долине таких анклавов 8. 3 из них принадлежит Таджикистану, 2 – Кыргызстану и 1 – Узбекистану. В советские времена проблемы в них не видели, но как только республики стали независимыми, жители анклавов оказались отрезанными от мира.

Жители крохотного киргизского анклава Барак в Узбекистане в 2011 году даже обратились к президенту США Бараку Обаме. За помощь в решении проблем они пообещали добавить к названию своего села его фамилию. Но американский президент киргизским крестьянам помочь не смог.

В Казахстане закручивают гайки. За что погиб Дулат Агадил?

А вот жители анклава Сох уже 7 лет живут буквально за колючей проволокой. С властями Кыргызстана они конфликтуют за доступ к воде и пастбищем. С материнским Узбекистаном – за обучение в школах на родном языке. Дело в том, что анклав принадлежит Узбекистану, но живут там таджики.

Казахстану проблемы анклавов удалось избежать. Но не удалось избежать этнических конфликтов.

Конфликты местных и пришлых

Начиная с 20-х годов в Казахстан Кремль отправлял рабочих и инженеров, узников ГУЛАГа и военных беженцев. Сюда же власти выслали два с половиной миллиона представителей «неблагонадежных» народов – чеченцев, ингушей, поляков, крымских татар. Более миллиона жителей европейской части СССР прибыли в Казахстан для освоения целины.

Поэтому на момент обретения независимости казахи в своём государстве составляли меньше половины населения. Всего за 30 лет доля нетитульных наций снизилась вдвое – с 60 % до 32%. Однако конфликты между казахами и потомками переселенцев участились.

С начала двухтысячных беспорядки на этнической почве вспыхивали уже 7 раз. Стычки происходили с азербайджанцами, уйгурами, чеченцами, курдами, таджиками, дунганами. Местные казахи часто обвиняли меньшинства в нарушении законов и подкупе властей.

«И чеченцы, и дунгане, и узбеки, и курды считают себя ущемленными потому, что они – меньшинство и не имеют доступа к власти. Казахи тоже считают себя меньшинством, поскольку этнические группы замыкаются, имеют свои бонусы, каким-то образом договариваются с государством», – объясняет этнолог Сергей Абашин из Европейского университета в Санкт-Петербурге.

Чтобы сгладить межэтнические трения, Нурсултан Назарбаев создал совещательный орган – Ассамблею народов Казахстана, и даже учредил праздник – День благодарности. Однако такие меры, как видно, слабо компенсируют коррупцию, отсутствие равенства всех перед законом и равных возможностей влиять на власть.

После протестов президент Абхазии ушел в отставку

К счастью, за 30 лет частые межэтнические столкновения не привели к крупной войне. Скорее всего и не приведут. Почему?

Почему войны не будет?

Во первых, этого не допустят крупнейшие соседи – Россия и Китай. Пекину в Центральной Азии нужен мир, чтобы доставлять свои товары на Запад.

Во-вторых, авторитарные лидеры Центральной Азии понимают, что их экономики не выдержат войны.

В третьих, во многих государствах региона происходит или недавно произошла смена власти.

Новый президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев старается привлечь западные инвестиции. Лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев недавно передал бразды правления Касыму-Жомарту Токаеву. Руководитель Таджикистана Эмомали Рахмон готовит себе в преемники мэра Душанбе и по совместительству своего сына Рустама Эмомали. Войны серьезно ослабили бы их шансы удержать власть.

Под давлением массовых протестов в Абхазии назначили повторные выборы

И что в итоге?

В наследство от СССР страны Центральной Азии получили не до конца очерченные границы и значительные этнические меньшинства. Межнациональные трения усугубляются общей проблемой – коррупцией. Взяточничество и клановость разъедает суды, полицию и исполнительную власть, делая невозможным справедливое решение споров.

Жесткие лидеры, которые замораживали этнические проблемы, постепенно уходят. Открывается шанс решить хотя бы проблему границ. Например, Шавкат Мирзиёев после прихода к власти быстро договорился о делимитации 85 %узбекской границы с Кыргызстаном.

Этнических конфликтов станет меньше, если режимы начнут диалог, а самое главное – снизят коррупцию и дадут гражданам равный доступ к правосудию и законотворчеству.

Александр Папко belsat.eu

Коллаж из фото: PAVEL MIKHEYEV / TAMARA VAAL / Reuters / Forum

Другие материалы

Милицейское государство

Бьет – значит любит: почему российская полиция выбирает грабеж вместо семейной ссоры

Полный выпуск «Вот так»

Новые санкции Брюсселя и Вашингтона: Запад открыл таблицу химических агентов

Полный выпуск «Вот так»

Полный выпуск «Вот так»

Постковидный синдром в Украине: как лечатся украинцы и почему официально болезни нет

Навальный будет сидеть в тотальной изоляции