Эксперт: белорусская экономика – в предынфарктном состоянии

Вечная дискуссия: от экономических санкций больше пользы или вреда? Обсуждают ведущий «Беседы» Виталий Цыганков и старший научный работник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра Лев Львовский.

Эффективность экономических санкций вызывает много вопросов и сомнений. Многое зависит от настроения общества, замечает Лев Львовский. В 2014 году жители России готовы были терпеть из-за решения властей оккупировать Крым. Готовы ли граждане Беларуси терпеть вместе с Лукашенко?

«Мы в «предынфарктном состоянии»: в стране не наблюдается острый кризис, у нас есть депрессия потребления, у нас есть отток айтишников с их доходами и налогами, у нас есть увеличение долгов госпредприятий и соответствующее снижение доходов, но пока что у нас еще не наступило ни одно из критических последствий. Это не значит, что мы можем продолжать жить в таком режиме бесконечно. Факторы, которые влияли на ослабление белорусского рубля, никуда не ушли», – высказался Лев Львовский.

Специально для тех, кому удобнее слушать, а не смотреть, «Беседа» запустила подкасты. Пока вы занимаетесь домашними делами, ведете машину или если просто не хотите смотреть в экран – это для вас:

Программа «Беседа» выходит на «Белсате» с понедельника по четверг в 21:20. Смотрите через спутник «Астра 4A» (прежнее название «Sirius 4»), онлайн и в архиве на нашей странице.

А также подписывайтесь на «Беседу» в Facebook, ВКонтакте, «Одноклассниках», Twitter, Instagram и Telegram.

Коллаж из фото: beroc.by

Напиши журналистам

 

Другие материалы

Правозащитница: Каждый дворовый чатик можно будет назвать экстремистским формированием

Удастся ли сдержать цены на товары?

Как заключенные уняли тюремщика-садиста – рассказывает журналистка «Белсата»

Что предлагает делегат альтернативного «Схода»?

Анатолий Лебедько: У Кремля есть соблазн трясти Лукашенко, пока он слаб

Румас в Лондоне: спасает ли он Лукашенко от санкций?

Жанна Литвина: Люди, лишенные информации, могут оказаться лишенными права на жизнь

Анджей Почобут: Мы переживаем «провал бунта в тюрьме»