Экс-ведущие государственных каналов рассказывают о закулисье пропаганды

По официальным данным, новогоднее обращение Александра Лукашенко смотрели более 6 миллионов человек. Перехватили ли инициативу в информационной войне государственные медиа? Выясняем в программе «Честно говоря».

Во время послевыборных протестов уйти из «Белтелерадиокомпании» пришлось телеведущей Екатерине Пытлевой. Причиной конфликта с начальством стал пост в Instagram, в котором журналистка осудила жестокие задержания мирных демонстрантов еще в предвыборную кампанию. Екатерина была не единственной работницей БТ, кого упомянутый факт возмутил. Не пожелал выдавать в эфир однобокой информации о протестах в Беларуси уже бывший ведущий новостей Сергей Козлович. По словам тележурналиста, 10 августа он подошел к руководству с просьбой временно отстранить его от эфиров. Но ему предложили написать заявление на увольнение.

«Случилась такая веселая история, когда я, получив расчет, понял, что июль и начало августа в эфире работал бесплатно. Дело в том, что моя основная зарплата состоит главным образом из премии, и этой премии меня не лишили, но сделали ее минимальной – 10 рублей», – рассказывает бывший ведущий Сергей Козлович.

Волна протестов не обошла и других республиканских телеканалов. После объявления результатов выборов в эфир отказалась выходить телеведущая СТВ Татьяна Бородкина. Журналистка начала активно выражать свою гражданскую позицию в социальных сетях. Вскоре ей стали поступать угрозы. В том числе от знакомого из КГБ. Дети Татьяны были сильно напуганы. Семья решила уехать из страны.

«Потом уже пошли конкретные угрозы, что завтра приедет уже не он, а другие люди, что заберут моих детей, что сожгут мой дом. Он гулял во дворе, взял на руки мою младшую дочь и при ней это все говорил. […] Когда мы уже были в Украине, Саша очень сильно боялась. Она даже в туалет только за ручку ходила, спала только со светом. Она постоянно держала меня за брюки, за рубашку. Видимо, подействовали слова, что у меня заберут детей. Было страшно. Она даже пару раз обмочилась, несмотря на свой возраст пятилетний. Ей было страшно. А вот когда мы уже были на территории Польши, уже старшая начала понимать, что мы не вернемся теперь никак. И вот тогда уже ее накрыло», – вспоминает Татьяна Бородкина.

Также в программе «Честно говоря»:

  • Как возник YouTube-проект «Я снимаю» и кто его создает.
  • Как цензурировались частные страницы в соцсетях работников телеканала «Мир».
  • Государственная награда или клеймо?

Коллаж из фото: Natalia Fedosenko / TASS / Forum

/ИР, Belsat.eu

 

Другие материалы

«Слишком большая цена за раскрашенные щиты ОМОНа»

Кому идет помощь фондов?

Как День Воли может спасти от прихода «русского мира»

Жизнь за решеткой: как выжить в тюрьме

Юмором по диктатуре: «В Беларуси победит смеховая революция»

«Правовой дефолт означает, что закон нас не защищает». Как Лукашенко уничтожает ІТ-страну

Город Солнца: как приближенные к Лукашенко бизнесмены меняют ландшафт столицы

«Geely» – лом или белорусско-китайский прорыв?