Дядя Саша — бездомный борец за справедливость

Уже почти полгода в Москве продолжаются ежедневные пикеты за освобождение политзаключенных. Их неизменный участник – Александр Петрович Кузнецов, человек, у которого нет дома. Его история не оставила равнодушными тех, кто стоит рядом с ним в пикетной очереди. Активисты попытались помочь Александру. Об истории символа московских пикетов рассказывает наш корреспондент в Москве Маша Макарова.

Александр Петрович – дядя Саша – постоянный участник бессрочных пикетов у Администрации президента за освобождение политзаключенных. У самого Александра нет дома – бездомным он стал из-за жизненных неурядиц. Дяде Саше 55 лет. В Москве оказался почти 30 лет назад. Сам – бывший детдомовец.

«Я родился в Новгородской области – Шимский район, деревня Нижний Прихон. Мать умерла при родах, у отца оставался брат на руках, он не смог меня забрать, я воспитывался в детских домах, в интернатах. Вот моя жизнь», – рассказывает он.

Отец Сашу не навещал. Самым близким его человеком стала мачеха, забирала на каникулы из детдома, но хотелось, чтобы забрали навсегда.

«Всякое там бывало – и наказывали, и избивали. Каждую неделю проводили какие-то политинформации. Были воспитатели очень хорошие – любимые, а были, как мы их называли, выдры. Вот иногда хочется конфет, две бутылки возьмешь, снесешь, купишь за рубль тридцать двести грамм конфет – ягодную карамельку или подушечки», – вспоминает Саша детдомовское детство.

После детдома – училище, работа на консервном заводе, в совхозе и бизнес. В 90-х все прогорело. Квартиру вышедшему из детдома Саше, по его словам, так и не выдали. Сейчас он остался совсем один. Шесть лет провел на улице. Теперь живет в хостеле – его оплатили активисты, соседи по пикетной очереди.

Саша живет в комнате на семерых. Показывает вещи, которые ему подарили пикетчики, плакаты по «московскому делу» и тест-полоски. У Саши диабет, выдачи инсулина он добиться никак не может. Обострились и другие заболевания.

«Под Новый год на корпоративы тратится по несколько миллионов, а народ сидит в метро, просит милостыню – подайте на хлеб, жрать нечего. Просто работяга не доживет до пенсионной реформы. Ему будет 60, 65 лет, он уже будет весь больной. Мне 10 лет еще, так я и не доживу. Мне осталось от силы 2 года с моим здоровьем», – рассуждает Саша.

Помочь ему справиться с бедами пытаются друзья по пикетам. К Администрации президента Саша стал приходить осенью. Говорит – не мог смотреть, как избивают людей, тащат в автозаки женщин. В автозаке побывал и сам.

«Он крайне редко просит. Как правило, ему дают, а он отнекивается, – рассказывает о Саше Дмитрий, постоянный участник пикетов у Администрации президента и музыка. – Меня поразил его светлый ум, его способность учиться у всех, с кем он общается. Это подкупает. Подкупает его бессребреничество, стремление сделать хорошо для всех, кто сюда приходит. Когда стали близиться холода, он бегал с криком «Нам нужен термос, чтобы был чай, тогда люди будут приходить, пикет не заглохнет».

Активисты купили Саше термобелье, пытаются скидываться на еду и жилье. Для Саши каждый месяц – борьба за жизнь и здоровье. У него нет зубов, но и денег, чтобы их вставить тоже нет.

В хостеле Саша нашел временный дом. Делится своей едой с постояльцами, переживает за их судьбы. Сам возвращается в хостел поздно – после пикетов. Говорит – пью чай и ложусь спать. И так каждый день.

«Я хочу жить нормально, я хочу чтобы мне положенное жилье дали, чтобы пришел домой, разделся, помылся и ходил в трусах, как в домашней обстановке. Или надел халат, сел, попил кофейку, посмотрел, что тебе надо. Посмотрел бы новости и порадовался бы, как мы хорошо живем. О чем я еще могу мечтать», – говорит Саша, когда я спрашиваю его, о чем он мечтает.

Саша благодарен за любую помощь. Говорит – вдруг кто-то увидит по телевизору. И продолжает рассуждать – как хорошо было бы, чтобы на улице не было нищих и брошенных людей.

Маша Макарова, Максим Гаранин belsat.eu

Другие материалы

Полный выпуск «Вот так»

Постковидный синдром в Украине: как лечатся украинцы и почему официально болезни нет

Навальный будет сидеть в тотальной изоляции

Полный выпуск «Вот так»

За нас все выберет человек из бункера

За митинг в тюрьму

По законам Берии: русский этап в XXI веке

Полный выпуск «Вот так»