Вот так День памяти жертв политических репрессий в России


Сегодня день памяти жертв политических репрессий. 30 октября 1974 года заключенные мордовских и пермских лагерей объявили голодовку в знак протеста против политических репрессий в СССР и против бесчеловечных условий содержания в тюрьмах и лагерях. 17 лет спустя, в постсоветской России, эта дата обрела официальный статус Дня памяти.

Россия отдает дань памяти жертвам политических репрессий. Москвичи с цветами приходят к Стене скорби — мемориалу, открытому ровно год назад.

«К этому памятнику шли долгие годы, потому что инициатива возникала и при Хрущеве, и в 80-х-начале 90-х, и вот только сейчас этот памятник появился», — говорит Роман Романов, директор Музея ГУЛАГа.

Такой рельс использовался охраной ГУЛАГ-овских лагерей, чтобы будить заключенных. Теперь этот звук раздается в российской столице в знак памяти и скорби о жертвах репрессий. Кроме политиков и общественных деятелей, сюда сегодня приходят и родственники тех, по чьим судьбам проехался каток Большого террора. И говорят, что это просто не имеет права быть забытым.

«Ни в чем неповинные люди. Самые преданные, я считаю, люди своей стране там были. В том числе мой отец. Он приехал строить коммунизм сюда или социализм. Для того, чтобы его упекли на 10, а потом еще на семь лет», — рассказывает Ирина Нусомова, москвичка.

А Томск в День памяти жертв политических репрессий присоединился к акции «Возвращение имен», которая одновременно проходит в более чем 30 городах России и ближнего зарубежья.

«Репрессии начались сразу, как пришли большевики к власти, и они не прекращались до смерти Сталина. Они продолжались и после — только выборочно. Они идут и сейчас выборочно, эти репрессии против оппозиционеров и людей, протестующих против тех или иных акций власти», — говорит историк из Томска Виктор Киселев.

У Камня Скорби рядом с музеем «Следственная тюрьма НКВД» прозвучала Молитва памяти — впервые заупокойную службу о погибших в годы большого террора провел митрополит Томский и Асиновский Ростислав.

«Во-первых, это память. Мы что можем сделать — помолиться и прочитать имена», считает Ефросинья Семенова, студентка Духовной семинарии.

Имена томичи читали в течение четырех часов — до восьми часов вечера — все желающие выстраивались в живую очередь, чтобы зачитать имена и фамилии из списков тех, кто был расстрелян в 1930-е годы на томской земле. Некоторые томичи приходили к Камню Скорби с портретами репрессированных родственников.

«У меня дедушка, которого я не видела никогда, он был расстрелян по 58-ой статье. Об этом я узнала, конечно, от своего отца — Трусевич Виктора Феликсовича. Нашла много документов, о том, что он был расстрелян в 37-ом году. И вот фотография — только это и можем видеть», — говорит Людмила Баргус, внучка репрессированного.

«Та история, которая случилась с нашей страной, она не должна повторяться. И если у нас не будет памяти, то и с нами лично, и со страной может случиться, что угодно», — считает Тамара Мещерякова, жительница Томска.

Поэтому мы сегодня здесь, — говорят собравшиеся у памятников жертвам репрессий россияне.

Ярослав Стешик, Лариса Коновалова,«Белсат»

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии