Что значит быть независимым журналистом в Беларуси, России и Украине?

3 мая в мире отмечают день свободы печати. Что значит быть независимым журналистом на постсоветском пространстве? В апреле международная организация «Репортеры без границ» опубликовала очередной рейтинг свободы СМИ в мире. Какое место в нем занимают Украина Россия и Беларусь, расскажет Ян Моравицкий.

Почти через 30 лет после распада СССР страны, входившие в состав советской империи, разделяет настоящая пропасть – в рейтингах свободы СМИ Прибалтика в первых десятках. Туркменистан в самом конце. По данным организации «Репортеры без границ», Россия и Беларусь находятся ближе к концу списка. Показатели Украины лучше, но нераскрытые преступления против журналистов не дают стране выйти из второй сотни.

«Есть у нас факты физического насилия, очень часто они не доводятся до суда. Та комиссия, которая была при президенте Украины по свободе слова, она в слабо действующем состоянии», – говорит шеф-редактор портала «ДЕТЕКТОР МЕДИА» Наталья Лигачева.

https://belsat.eu/ru/news/ni-pornografii-ni-oppozitsii-chto-prineset-suverennyj-internet-polzovatelyam-rossii/

По ее словам, общественному телевидению Украины удалось избавиться от прямого давления государства. Впрочем, и денег у журналистов стало меньше. При этом редакционная политика частных каналов полностью контролируется собственниками. То есть олигархами. В России олигархов почти не осталось, но свободы больше не стало.

«В России больше 80% всех средств СМИ принадлежит государству или аффилировано с государственными структурами. Это, конечно, наносит оттенок однозначности и бездискусионности по очень многим вопросам», – говорит глава Союза журналистов Москвы Павел Гусев.

Цензура запрещена российскими законами, но государство может использовать другие инструменты. В Пскове, например, против местной журналистки было выдвинуто обвинение в оправдании терроризма: Светлана Прокопьева предположила, что могло заставить 17-летнего архангелогородца взорвать бомбу в здании ФСБ – итог уголовное дело.

«Россия, действительно, на 149-е место опустилась. Мы опустились всего на один пункт, хотя мы ожидали более серьезного провала, учитывая ограничительные законы, которые были приняты Госдумой в части регулирования работы журналистов и интернета. Видимо нас ожидает падение в следующем году», – говорит Галина Арапова из российского Центра защиты прав СМИ.

Российские власти признают – проблемы есть.

«Проблемы со свободой печати и безопасностью журналистов есть и в России. Мы этого не скрываем. Однако мы делаем все возможное для привлечения к ответственности виновных в нападениях на работников СМИ», – говорит Дмитрий Балакин, заместитель постоянного представителя России при ОБСЕ.

А что думают о свободе печати и работе журналистов жители российской столицы, это решили выяснить корреспонденты Белсата.

«Учитывая, что это вторая древнейшая, она, конечно, нужна, но цензура тоже нужна», – говорят прохожие.

Не ограничат, но деньги выделят. Россия придумывает, как изолировать интернет

«Не все можно говорить вслух, должна быть деликатность», – отмечают они.

«А я считаю нужна. Чтобы люди всю правду знали. Но они чего-то боятся», – заявляют опрошенные.

«Она помогает демократии. Свобода прессы позволяет корректировать действие власти», – полагают респонденты.

«У нас разве не свободы прессы, нет? Я думаю, что свобода», – заявляют прохожие.

В Беларуси работники СМИ уже привыкли к стальным объятьям государства. Журналисты Белсата и других независимых изданий хорошо знают, как складываются отношения СМИ и правоохранительных органов.

«Раньше мы больше боялись физического насилия. Теперь те журналисты которые работают на независимые медиа, которые вещают из-за границы, как Белсат, например, сталкиваются со штрафами», – говорит журналист Павлюк Быковский.

В этом году Беларусь поднялась на две строчки в рейтинге «Репортеров без границ». При этом страна все еще находится между Брунеем, где собираются казнить геев, и разрываемой насилием Демократической республикой Конго.

ЯМ, «Белсат».

Другие материалы

«Всем пофигу!»: красная зона самоизоляции для россиян становится нормой

В связи с карантином украинские правозащитники требуют амнистии для заключенных

Эрнест Мезак: В пересчете на миллион населения у нас заболеваний больше, чем в Москве

Полный выпуск «Вот так»

Ирина Маслова: «27 погибших и из них девять, одна треть, это врачи»

Журнал Vademecum: «Жесткая цензура на государственном уровне»

«Наши сотрудники получили надбавку к зарплате максимально $ 7». В каких условиях работают медики в Украине

Полный выпуск «Вот так»