Чем грозит Беларуси непризнание Лукашенко?

Разрыв отношений с Евросоюзом ударит по Беларуси сильнее, чем хочет показать Лукашенко и его правительство.

Непризнание рядом стран Лукашенко действующим президентом может стоить ему дороже, как кажется на первый взгляд. Может ли страна существовать в состоянии холодной войны с большинством соседей?

Об этом рассуждает гость студии «Беседы», доктор политических наук Андрей Казакевич.

«Последствий будет много, и все мы не можем предсказать. Можно сказать, что белорусская власть погружается в какую-то серую зону. Пока неясно, как точно каждая страна мира будет реагировать на эту ситуацию. То, что это усложняет возможности для власти вести внешнюю политику, – это однозначно.Чем это конкретно грозит? Во-первых, заключать никакие новые договоры не будут. Причем не только с Западом, а и с другими странами мира. Даже Китай под вопросом, хотя и считается союзником. Договоры любого рода, так как всегда встает вопрос, будет ли выполняться этот договор», – объясняет гость Виталия Цыганкова.

Насколько сложно будет стране без западных кредитов и почему отсутствие послов – не самая большая проблема? Об этом и другом – в «Беседы» Виталия Цыганкова с доктором политических наук Андреем Казакевичем.

Специально для тех, кому удобнее слушать, а не смотреть, «Беседа» запустила подкасты. Если вы занимаетесь домашними делами, ведете машину или просто не хотите смотреть в экран – это для вас:

Программа «Беседа» выходит на «Белсате» с понедельника по четверг в 21:20. Смотрите через спутник «Астра 4A» (прежнее название «Sirius 4»), онлайн и в архиве на нашей странице.

Коллаж из фото: Vasily Fedosenko / Reuters / Forum; Natalia Fedosenko / Tass / Forum

Другие материалы

Что предлагает делегат альтернативного «Схода»?

Анатолий Лебедько: У Кремля есть соблазн трясти Лукашенко, пока он слаб

Румас в Лондоне: спасает ли он Лукашенко от санкций?

Жанна Литвина: Люди, лишенные информации, могут оказаться лишенными права на жизнь

Анджей Почобут: Мы переживаем «провал бунта в тюрьме»

Почему режим боится адвокатов?

Историк: Современные репрессии – еще не ужасы 1937, но уже начатки террора 1930-ых

На победу нужны два года?