Будущее особой экономической зоны на Байкале

В России в период пандемии решили оживить внутренний туризм. Для этого российские чиновники и туроператоры ввели чартерные программы в регионы. Это помогло снизить стоимость путешествия. Туры продают и на озеро Байкал – отдыхающих везут в местность Турка. Там 15 лет назад правительство страны создало особую экономическую зону. На «Байкальскую гавань» из бюджета потратили около 10 миллиардов рублей. Однако она так и не стала чем-то особенным ни для туристов, ни для инвесторов. Почему, выясняла наш корреспондент Анна Зуева.

С предпринимателем из Бурятии Владимиром Сиденовым, который в 2006-ом предложил тогдашнему министру экономического развития Герману Грефу создавать особые турзоны, мы встречаемся в Турке. Этот крошечное село на побережье Байкала тогда прогремело на всю страну. Еще бы: российское правительство решило делать туристско-рекреационные территории, создавать там инфраструктуру, а государственные вложения чиновники планировали отбить налоговыми поступлениями и сдачей в аренду земли инвесторам. Те должны были строить кафе и гостиницы взамен на преференции.

«Та попытка 2005 года по созданию зоны туристско-рекреационного типа на данный момент провальная. Необходимо больше послаблений бизнесу в плане налогообложения, потому что недорогая аренда и налог на землю – это маленький процент всей выручки, которую можно получить. И она не заинтересовывает его нисколько», – говорит Владимир Сиденов, предприниматель.

Иллюстративный снимок. Сибирь. Байкал. Фото: Pixabay

В «Байкальскую гавань» попали 5 участков на озере. Больше всего – 10 миллиардов рублей – государство вложило в участок «Турка». Здесь построили порт, набережную, очистные сооружения, сети электропередачи и водоснабжения. Но резиденты тут так и не появились. А в оставшихся 4 участках инфраструктуру почти так и не создали. Поэтому вливать туда деньги предприниматели считали бессмысленным. Только в этом году, после того как зону переподчинили региону, новый директор смог найти нескольких инвесторов для двух участков. Их проекты прошли экологическую и готовятся к государственной экспертизе.

«Каких экономических послаблений им удалось добиться от государства? Они получают преференции, но это не главное. Их мотивирует то, что в центральной экологической зоне капитальное строительство можно осуществлять только в границах населенных пунктов либо в особых экономических зонах. Все, больше вариантов нет», – говорит Максим Шарипов, генеральный директор АО «ОЭЗ «Байкальская Гавань».

Иллюстративный снимок. Корабль на Байкале. Фото: webreiziger / Pixabay

Пока правительство Бурятии думает, как реанимировать «Байкальскую гавань», те, кто работает на озере – гиды, экскурсоводы и туроператоры – просят чиновников только об одном: не мешать им, а еще устранить недоделки на причале.

«Чего не хватает здесь, какой инфраструктуры? Есть причал. Но тут нет ни заправок, ни швартовых, ни электричества. Нет рабочих, которые должны обслуживать. Любые проходящие суда заходят сюда, а квалифицированной помощи получить не могут, никакой. А порт должен функционировать на полную мощь и приносить государству деньги», – рассказывает Василий Петров, капитан корабля.

Счетная палата России признала неэффективность особых экономических зон. В том числе на Байкале. Аудиторы одной из причин провалившегося эксперимента считают плохое исполнение федеральными и региональными чиновниками возложенных на них полномочий. За полтора десятка лет они не смогли превратить Прибайкальский район Бурятии, хронически пораженный бедностью, в процветающую территорию, которая могла бы стать локомотивом экономического роста, но запомнилась только маяком, одиноко стоящем у устья реки Турка.

Анна Зуева belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Другие материалы

Полный выпуск «Вот Так»

«Это уголовное преступление». Как в Беларуси подделывают статистику о коронавирусе

Евросоюз согласовал санкции против Лукашенко, осталось проголосовать

Полный выпуск «Вот Так»

Свободная Беларусь появилась на карте. На карте Варшавы

В Беларуси новый рекорд – 2073 случая коронавируса

Первая «красная зона»: Херсонская область Украины переходит к локдауну

Неизвестные сорвали показ фильма о Голодоморе. Почему московская полиция бездействовала?