Лучше гор могут быть только золотые горы. Получит ли Лукашенко очередной кредит?

Теплые объятия, лыжи, совместный обед и взаимные заверения: «Мы – стратегические партнеры во всем». Лукашенко и Путин провели сегодня встречу в Сочи. Тематика – от передачи технологий для производства российской вакцины в Беларуси до усиления военного сотрудничества. Лукашенко заверял, что не приехал просить денег, но эксперты уверены: «Не за дружеской беседой полетел Лукашенко».

Не просят о миллиардах свысока… Александр Лукашенко еще накануне своего визита в российские горы обещал не говорить Владимиру Путину: «Дайте денег». В Кремле от прямого ответа уходили. Впрочем, именно этот пункт по мнению экспертов, все-таки появится во время переговоров в Сочи. На кону 3 миллиарда долларов. Для записи Александр Лукашенко приготовил блокнот и ручку.

«Россия вступила в жесткий конфликт с Западом. В этом конфликте единственный, кто подержал Россию, – это Беларусь. Это достаточный факт, чтобы поддерживать Лукашенко. Давать деньги и оказывать, политическую, дипломатическую информационную и другую поддержку», – считает политолог Валерий Карбалевич.

Последний раз Лукашенко встречался с Путиным через месяц после провозглашения своей победы на президентских выборах. Тогда обошлись без совместных заявлений и пресс-конференций. Но Путин публично пообещал Минску кредит в полтора миллиарда долларов. Часть этой суммы уже переведена. Тогда Лукашенко хотел показать, что в период кризиса Кремль ставит именно на него.

Об общей борьбе с общими же врагами Лукашенко вспоминает часто, особенно в последнее время. В очередной раз это случилось за несколько дней до визита в Россию.

«Придет время и нам с президентом России придется стоять спина к спине и отстреливаться». Белорусские власти даже объявили, что могут пойти на отказ от стремления к нейтралитету – эта символическая формула, популярная в годы Холодной войны, вписана в Конституцию. На практике она не мешает Беларуси участвовать вместе с Россией в ОДКБ. Но министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей в преддверии встречи Лукашенко и Путина объявил о готовности отказаться и от стремления, и от нейтралитета.

«На мой взгляд, закрепленное в Конституции стремление к нейтралитету не соответствует текущей ситуации. В современном глобализированном мире, пронизанном интернационализацией, нейтралитета в его классическом понимании уже не существует», – заявил глава белорусского МИДа.

Впрочем, тот же Владимир Макей в интервью РБК рассказал, что сохранение независимости Беларуси – в интересах Евросоюза, а прекращение публичных контактов и санкции со стороны ЕС министр назвал «временными трудностями».

«И Восток, и Запад, я думаю, понимают, что Лукашенко политический труп. Конечно, у Кремля, я думаю, есть какие-то запасные варианты, кто мог бы прийти на смену. В Кремле будут работать с тем, кто держит власть в стране. Как он ее получит – через улицу или через выборы – это вопрос риторический», – отмечает политолог Дмитрий Болкунец.

В России идея поддержки Лукашенко вызывает неоднозначную реакцию:

«Белоруссию должна поддерживать, а Лукашенко, хрен его знает, он темный товарищ».

«Не то что там деньгами, просто морально. Он же все-таки недалекий человек, Лукашенко. Ну я про… то, что он с нами в одной связке».

«Если вопрос финансовый, то лучше сами себе бы помогали».

В понедельник участники встречи ограничились декларациями: Лукашенко объявил, что большинство дорожных карт по сотрудничеству Москвы и Минска уже готовы к подписанию. Анонсировал он и создание белорусской вакцины против коронавируса, заявив при этом, что самая эффективная – российская. Но партнеры собрались не только поговорить: Путин и Лукашенко решили покататься – в горах сейчас стоит легкий туман. Именно в него они и уехали.

Ян Моравицкий / Белсат

Фото: kremlin.ru

Другие материалы

Законы все жестче, прав все меньше

История референдумов в Беларуси: изменения не к лучшему

В Москве за регистрацию на сайте в поддержку Навального увольняют машинистов метро

Полный выпуск «Вот так»

Израиль и Палестина далеки от перемирия

Полный выпуск «Вот так»

Казанский стрелок был болен, но владел оружием на законных основаниях

Идеология и смертная казнь: в России ищут лекарство против насилия