«А он мне нравится, он мой краш». Почему подростки сходят с ума по казанскому стрелку

Через несколько дней после случившейся в Казани трагедии в тиктоке появились сотни фан-аккаунтов Ильназа Галявиева, убившего девять человек. Фото и видео с ним сопровождают сердечками и грустной музыкой. Кто-то пишет: «Он мой краш». Одни пользователи выкладывают видео о стрелке анонимно, другие не боятся показывать свое лицо.

Краш на молодежном сленге – это объект воздыхания. Галявиев нравится молодежи. Видео с ним собирают огромное количество комментариев. Кто-то осуждает авторов, а кто-то сопереживает Галявиеву. Вот всего несколько комментариев: «В его глазах столько боли», «Он хотел жизни и любви», «Хочу его обнять», «Глаза красивые», «А он мне нравится».

Если зайти в профили некоторых комментаторов, можно увидеть, что в основном это вполне реальные совсем юные девочки. И пишут они о стрелке как о кумире, будто он вовсе и не убивал людей.

И если обывателю это покажется не совсем адекватным, то психологи уверяют, что такая реакция подростков предсказуема. Ведь после трагедии в СМИ появилось много подробностей о детстве стрелка, публиковалось много фото и видео.

«Разворачивается история про жестокую мать, травлю в школе. Он бедный-несчастный, до 19 лет страдал и думал об этой травле. Девочки его жалеют, поэтому любят, — объясняет психолог Зара Арутюнян. — Когда вы его показали по всем экранам, не удивляйтесь, что завтра весь тикток в него влюблен».

«Логично, что многие подростки начинают сочувствовать, сопереживать, кто-то влюбляется, кто-то начинает думать: “Я тоже так хочу”, “А я ведь тоже забитый мальчик или девочка в детстве была”, “Меня же тоже когда-то буллили”, “Вот я им всем однажды покажу”, — рассказывает психоаналитик Дмитрий Ольшанский.

Романтизация убийц для России — явление не новое. В октябре 2018 года после стрельбы в Керченском колледже в соцсети в «Вконтакте» появились тысячи фан-страниц Владислава Рослякова, который убил 21 человека. В пабликах восхищались внешностью убийцы и говорили, что он поступил правильно.

«Героев из них делают СМИ. А уже потом, когда мы имеем героя, девочки влюбляются в героев», — подытоживает психолог Зара Арутюнян.

Роскомнадзор заинтересовался тиктоком в последний раз в январе на волне акций протеста. Но все стихло. После трагедии в Казани власти снова заговорили об ограничениях в интернете.

«Каждое такое событие поднимает эту дискуссию, которая уже ведется много лет, — деанонимизация пользователей в интернете, — говорит, юрист проекта “Роскомсвобода” Саркис Дарбинян.—

По-моему, любая попытка ограничить детей или даже не только детей от общения, от высказывания мнения всегда проваливается, и, конечно, запретный плод становится еще более сладок. Это, конечно, не даст того эффекта, о котором думают депутаты».

Тикток пока никак не реагирует на видео со стрелком. Соцсеть удаляет контент, если он противоречит правилам платформы или по запросу правоохранительных органов.

Оксана Гандзюк / Белсат

Падпісвайся на telegram Белсату

Другие материалы

Полный выпуск «Вот Так»

BYPOL: Убийцы Романа Бондаренко известны

Меркель, прощай!

Год протестов. В Хабаровске новый губернатор

Коронавирус непобедим? ВОЗ призывает перераспределять вакцину в пользу бедных стран

Полный выпуск «Вот Так»

«Ник и Майк: империя наносит ответный удар». Зачем западные шпионы пробрались на беларусские госпредприятия?

Будущее особой экономической зоны на Байкале