Невероятные белорусы поддержали восстание 1830 года. Как это было?

Национально-освободительные вооруженные восстания против Российской империи наши предки поднимали в 1794, 1830 и 1863 годах. Несмотря на то, что восстание 1830 года по своему масштабу, количеству участников и охвату территории не только не уступает, но и даже превосходит два других, оно всегда находилось в их тени. Почему так произошло? Выясним в программе «Intermarium».

У восстания, начавшегося 29 ноября 1830 года в Варшаве, много отличий и особенностей, не свойственных движениям 1794 и 1863 годов. Кроме внутренней причины – недовольства господством Российской империи и ее политикой – у взрыва 1830 года четко прослеживается сильное внешнее влияние. К нему причастна победа июльской революции во Франции и стремление монархии подавить ее при помощи вооруженной силы – это подтолкнуло местных патриотов форсированно готовиться к выступлению.

«Часть шляхты думала, что с новым российским императором будет иметь права, как в своем государстве. Такие иллюзии были. Но за 30 лет поняла, в какой ситуации оказалась (…). Беспричинно жестокое дело филоматов и филаретов против школьников и студентов показало, что такое автократическое управление», – рассказывает Зита Медишаускене, доктор исторических наук из Института истории Литвы.

В отличие от 1794 и 1863 годов, в 1830 году не было ни управленческого центра, ни низовых организационных структур, ни региональных центров, на которые бы можно было опереться в деле разжигания и распространения пламени вооруженное борьбы. Был ли у восстания сильный лидер?

«Наполеона уже не было более 9 лет, а здесь нужен был Наполеон, который выиграл бы войну. А Наполеона не было (…). В польской историографии наступает период легкой реабилитации последнего из руководителей восстания – Яна Крюковецкого. Я занимаюсь генералом Матеем Любиньским, но также и генералом Скшинецким. Есть у меня своеобразная страсть биографа, который защищает своего героя, – понимаешь, что он не сделал ошибок. Но скажу, что самая выдающаяся фигура, одна из самых выдающихся, связанных с восстанием, – это Адам Ежи Чарторыйский», – рассказывает профессор Варминьско-Мазурского университета Норберт Каспарек.

Тем не менее, начатое как заговор небольшой кучки военных, восстание в скором времени переросло в масштабное, общенациональное движение. Первичную роль в этом сыграла поддержка простого народа, регулярной армии Королевства Польского, а также католической церкви.

Одним из наиболее важных вопросов, который решало повстанческое руководство в Варшаве, было присоединение к вооруженной борьбе земель ВКЛ, которые должны были стать частью возрожденной Речи Посполитой. Восстание непосредственно на землях Литвы и Беларуси началось весной 1831 года. Его особенность в отличие от подъема на землях Короны заключалась в том, что вооруженная борьба здесь велась преимущественно партизанскими методами.

«Восстание на белорусских и литовских землях сыграло гигантскую милитарную роль, только значения ему придают больше, чем оно тогда имело действительно. Но роль сыграло. К сожалению, польские силы, которые подняли восстание на территории Королевства Польского, не использовали самоотверженности белорусско-литовских повстанцев», – объясняет Норберт Каспарек.

После того как в июне 1831 года под Вильнюсом разбили корпус генерала Гелгута, к которому успели присоединиться тысячи местных жителей, активность инсургентов пошла на спад. Этому содействовала и жесткая политика по подавлению национально-освободительного движения со стороны царских властей. Расстрелы, ссылка в Сибирь, мобилизация в солдаты, секвестр и конфискация имущества, физические наказания.

«В Королевстве Польском действовали другие законы. Здесь была полная амнистия, только восемь человек не попали под амнистию – члены Национального правительства. А если говорить о «забранных» территориях – я буду употреблять это название, так как не хочу называть термин «западные губернии»… Или – хорошо! – на литовских и белорусских землях. Здесь репрессии были гораздо сильнее. Но они также в определенной степени легендаризованы благодаря литературе», – добавляет профессор Каспарек.

Чтобы избежать наказания, тысячи наших земляков были вынуждены покинуть свою родину.

Гости программы «Intermarium»:

  • Зита Медишаускене, доктор исторических наук, Институт истории Литвы, Вильнюс, Литва;
  • Дмитрий Матвейчик, кандидат исторических наук, исследователь XIX века на белорусских землях, Минск, Беларусь;
  • Норберт Каспарек, доктор гуманистики, профессор Варминьско-Мазурского университета, Торунь, Польша.

/ИР, Belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Другие материалы

Что Наполеон был готов дать за Беларусь?

Был ли Новогрудок столицей ВКЛ?

Как белорусы объединили Восток и Запад

Как масоны за Беларусь боролись

Какие преступления скрывают белорусские леса?

Через сто лет белорусы снова борются за свое государство

Были застрелены 3 ректора БГУ, 10 редакторов газеты «Звезда». Как уничтожали Беларусь

Победим ли мы Лукашенко так же, как поляки победили коммунистов?