Чалый: Следующими после моста рухнут предприятия

Как политический кризис в Казахстане повлияет на белорусскую экономику? Разбираемся в программе «Экономика с Чалым»:

Газовый кризис Беларуси должен идти на пользу, ведь в случае, если газ стоит тысячу долларов, а для Беларуси недавно озвучивали сто с чем-то, получается шанс повысить конкурентоспособность белорусских товаров? Но есть нюансы, объясняет экономист Сергей Чалый:

«АЭС, эти наши долгосрочные планы, подрывают конкурентоспособность, которая возникает из-за того, что для нас дифференциал цены с Западной Европой довольно сильный».

Если брать, например, отрасль, живущую на газу, то можно упомянуть два предприятия: «Стеклозавод» и «Гродно Азот» (азотные удобрения производятся с природным газом).

«Стеклозавод “Неман” – давно ходячий мертвец, можно было, кстати, судить еще по такому анекдотическому примеру, когда Лукашенко в конце прошлого года ездил к Путину. Он все время привозит Путину продуктовый набор – авоську, которую нужно передать. Вот от этого стеклозавода: а может, понравится каким-то образом, такой отчаянный шаг. Мол, посмотрите, у нас еще это есть, можно покупать».

А с «Гродно Азотом» ситуация такая же патовая. Завод старый, технологии старые, себестоимость высокая и плюс еще большая нагрузка, связанная как раз с необходимостью перекрестного субсидирования. Ведь по мировым ценам покупать азотные удобрения наши хозяйства не могут.

Также в программе «Экономика с Чалым»:

  • Как политический кризис в Казахстане повлиял на курс биткоина?
  • Можно ли иметь в Евразийском союзе газ по низкой цене?
  • Экспортное чудо продолжится?

belsat.eu/ИР

Падпісвайся на telegram Белсату

Другие материалы

Бизнес поделят на патриотичный и непатриотичный

Национальный банк разочаровал Чалого

Чалый подвел итоги года: чудес для режима больше не будет

Под шумок белорусских санкций запланировали переделить рынок

Лукашенко удивят потери от санкций

Режим погряз в трясине. Денег больше никто давать не собирается

Россия начнет контролировать денежно-товарные потоки Беларуси

Нацбанк потерял вожжи управления