В каких условиях сидят Мария Колесникова и Максим Знак?

Максим Знак выйдет на свободу 17 января 2030 года. Мария Колесникова выйдет на год позже. О чем пишут политзаключенные из застенок беларусских тюрем?

Смотрите сюжет в нашем видео:

Вместе они собирали многотысячные митинги по всей стране. Вместе оспаривали результаты выборов и подавали жалобу в Верховный суд. Вместе отстаивали права беларусов. Вместе за это же сидели на скамье подсудимых, слушая приговор, согласно которому Мария Колесникова должна провести за решеткой 11 лет, Максим Знак – 10.

Шанс избежать тюрьмы и жить вдали от диктатуры у Марии был – силовики сами ее пытались вывезти из страны. Но Мария отказалась покидать родину и на границе порвала свой паспорт.

«Лучше бы, конечно, этого не было. Но я понимаю, что это героический поступок. Я до сих пор восхищаюсь этим поступком, потому что иногда сам себя ставлю на ее место. Честно говоря, вряд ли мне бы пришло это в голову», – говорил отец Марии еще до вынесения ей приговора.

За время ожидания приговора в СИЗО Максим Знак прочитал больше трехсот книг. Кроме того, за решеткой юрист начал писать свои собственные рассказы. Все эти рассказы собирает и публикует его отец Александр.

«Когда на коридоре застучали раздаваемые ложки, кто-то спросил у него, “Ты как? Есть сам будешь или со всеми?” Он, конечно, не понял, но ему объяснили, что хата – общаковая, кому что заходит с воли – все делятся, каждый может брать из общака. Но, если не хочется – можешь свое прятать в кэшер. А еще иногда объединяются в “семьи” – маленькие общества с “общим”. Он, похоже, все равно ничего не понимал, но закивал – я, как все! Когда увидел лук, колбасу и сало – понял, наконец, и назвал макароны, еще помнившие курицу, “прекрасным семейным ужином”. Видимо, большая семья пришлась по вкусу», – написал Максим Знак 10 января 2021 года.

Мария Колесникова и Максим Знак в суде. Фото: Deutsche Welle / Telegram

О жизни своего сына Александр узнает из этих же рассказов, а также из писем, которым удается дойти до адресата. Теплее всего, по словам отца, Максим отзывался о пребывании в Витебском СИЗО. А местного повара, вообще, предлагал наградить звездой Мишлен.

«Он очень хорошо, если так можно сказать, отзывался о Витебском СИЗО: что там все прибрано, там все красиво… Опять же… Это все звучит как-то жутко. Но это так. Мне кажется, он не теряет оптимизма», – говорит отец Максима Александр Знак.

Максим Знак был этапирован в колонию в Витебске. Мария Колесникова отправилась за решетку женской исправительной колонии в Гомеле. А сегодня единственный способ связи с окружающим миром для них – это письма, которые может писать им абсолютно любой. Но уже по новым адресам.

Мария Колесникова

ИК-4, 246035, Антошкина 3, Гомель

Максим Знак

ИК-3, 211322, Витебская область, Витебский район, п. Витьба

Минимум ближайшие две недели стоит писать на конверте «Карантин».

Михаил Пранович belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Другие материалы

В Пекине открылась Олимпийская деревня

Крах клана Назарбаева. Кто из близких Назарбаева потерял должности и кто займет их место?

В украинском Днепре срочник расстрелял сослуживцев. Что известно о стрелке и о мотивах?

Реакция России на предложения США по гарантиям безопасности

Полный выпуск «Вот Так»

Военный из Африки смог через российский суд добиться права забрать ребенка с Дальнего Востока

Что в «Мемориале» думают о ликвидации и как планируют работать дальше

В Буркина-Фасо военные свергли гражданского президента