Как Китай связывает кредитами

Все, что случается в мире, так или иначе затрагивает всех людей. Взмах самолетного крыла может породить бурю на другой стороне планеты. И это не магия, это глобализация политики и экономических отношений. Сегодня мы поговорим о коммунистическом Китае и рисках, которые от него исходят.

Китай – все еще экзотическая, но уже не такая и далекая страна. В наших институтах учатся китайские студенты, дома возводятся китайскими строителями, под Минском лежит «Великий камень» – индустриальный парк, совместный проект, который должен был стать экономическим прорывом. Китайские иероглифы на городских вывесках начали конкурировать с белорусскими надписями. И наши школьники все чаще учат китайский язык.

Государственные СМИ рапортуют о новых многомиллионных китайских кредитах – на реконструкцию линий электропередачи Столбцы-Барановичи, на постройку железной дороги к Национальному аэропорту или на автодорогу Лепель-Полоцк. Сотрудничество с Пекином сильно активизировалось за последние лет 8, когда генсеком ЦК Компартии стал Си Цзиньпин, которого Александр Лукашенко постоянно пытается назвать близким другом.

«Изначально все считали, что Китай –это альтернатива России, прекрасный источник финансирования различных проектов, в первую очередь проекта «белорусская экономика», – напоминает кандидат исторических наук Евгений Красулин.

Но зачем это самим китайцам?

«Это внутренняя политика самой страны, направленная на поддержание, если говорить простыми словами, собственных штанов», – подытоживает Полина Присмакова, доцент кафедры государственного управления Атлантического университета Флориды.

Ведь практически все китайские кредиты это связанные кредиты. То есть китайские компании платят юанями китайским рабочим, чтобы те из китайских материалов по китайской технологии построили у нас что-то, что будет связано с китайским рынком. Все деньги остаются у китайцев, а должен будет тот, кто одалживал, то есть мы. Такие кредиты придумали не в Пекине, а в Западной Европе, но сейчас именно Китай неограниченно пользуется ими. Особенно в небогатых странах с коррумпированными властями, где нет настоящей рыночной конкуренции.

«У нас легче договариваться, так как белорусская администрация работает по очень знакомым китайским принципам, это взяточничество и так далее», – говорит Полина Присмакова.

Как поясняет доцент кафедры государственного управления в Атлантическом университете Флориды, эти проекты – часть китайской государственное системы. Там все предприятия и банки жестко связаны с чиновниками, чиновникам для карьеры нужно показатели экономической деятельности, а рабочих тоже где-то надо занимать.

«Если посмотреть систему самого Китая, этот кредит выглядит как дотация или субсидия центра своим крохотным компаниям и предприятиям, которые заинтересованы или могут строить за пределами Китая», – объясняет специалист.

Это далеко не капитализм. Вся китайская экономика сильно централизована, отделить крупных чиновников от крупных компаний практически невозможно. Да и сами китайцы называют свой образ иначе.

Китайские компании присутствуют в Беларуси – и не только в рамках межконтинентальной инициативы «Один пояс – один путь», запущенной с подачи председателя КНР Си Цзиньпина.

За 8 лет китайцы построили 6 экономических коридоров и присоединили к проекту 60 стран мира. Где-то Китай построил свои логистические центры и предприятия, где-то только получил разрешение на транзит товаров. Официальная идея «Одного пояса – одного пути»: давайте жить дружно и расширять торговлю из Азии в Европу и наоборот. Однако инициатива постоянно попадает под критику за коррупционные дела, геополитические махинации и игнорирование экологических стандартов.

Помимо «Великого камня» в Беларуси есть печально известные китайские проекты, от которых плохо пахнет в буквальном смысле. Например, Светлогорский завод сульфатно-беленой целлюлозы в Якимовой Слободе.

«Когда не воняет в Якимовой Слободе, воняет в Светлогорске. А так завод не должен работать. Нам говорили, что здесь суперновые технологии», – рассказывала «Белсату» в 2019-м году Елена Маслюкова, светлогорская активистка.

Есть еще один риск китайских проектов, на который жаловались сами белорусские начальники.

«Если тебе привезли китайскую турбину на электростанцию, то тогда и документация тоже будет по-китайски. Даже если ее эффективно перевели на понятный язык, будут проблемы с пониманием. Работает – хорошо. Поломалась – что с этим делать?» – говорит Полина Присмакова.

Аналитическая лаборатория «AidData», работающая в Соединенных Штатах, подытожила китайские международные проекты за 18 лет. Эксперты выяснили, что долговые обязательства партнеров перед Китаем значительно превышают оценки международных институтов.

Проще говоря, у государств – участников инициативы «Один пояс – один путь» нашли $385 млрд скрытых долгов перед Китаем. На момент исследования Беларусь имела $ 3 млрд таких скрытых долгов.

Присылайте предложения для «Глобального вопроса» через «Телеграм» @BelsatBot. До встречи через неделю.

Падпісвайся на telegram Белсату

Другие материалы

Как работают санкции?

Зима близко. Чем будем греться?

Как сделать бомбу на Островецкой АЭС?

Популизм, или как не избрать диктатора себе на голову

Белорусы под ударом террористов

Политзеки как глобальное явление

Россия сама вернет Крым Украине

Когда белорусов отправят на войну с Талибаном?