«Ситуация все больше и больше похожа на белорусскую». Как в России борются с независимыми НКО

Несколько дней назад в офис центра помощи пострадавшим от домашнего насилия «Насилию.нет» внезапно пришли арендодатели и потребовали в течение месяца освободить помещение. «Когда они разрывали с нами договор, они нам так и сказали, что наша деятельность им не подходит», – рассказала специалистка по коммуникациям Центра Диана Барсегян.

В декабре прошлого года Министерство юстиции признало центр «Насилию.нет» иностранным агентом. Сотрудники считают, что причиной послужили законопроект против насилия и пропаганда ЛГБТ. После этого журнал Time поместил на обложку руководителя центра Анну Ривину. Но давления после информационной поддержки меньше не стало.

«Для нас потерять помещение – это критичная ситуация, поскольку здесь проходят консультации, группы поддержки. То есть у нас вся адресная помощь там же, где мы и сидим, – поясняет Диана Барсегян. – Я думаю, все равно есть расчет на то, что будет какая-то самоцензура, что все будут поглядывать за тем, что мы пишем, что наши медиа пишут. Как будто бы такой шаг, направленный на то, чтобы мы следили за своим языком и особо никого не критиковали».

Признание «Насилию.нет» иностранным агентом незаконно, считает Кирилл Коротеев – юрист международной правозащитной группы «Агора», защищающий интересы центра.

«Сам этот закон уже признан противоречащим международному праву. К сожалению, то, как исполняются выводы Комитета ООН по правам человека, белорусская публика тоже знает очень хорошо», – считает он.

В декабре Минюст включил в список иноагентов и физических лиц. Среди них оказался правозащитник Лев Пономарев. Он был вынужден 1 марта повторно ликвидировать основанную им общественную организацию «За права человека».

«Действительно, идет атака на всех правозащитников. Ситуация все больше и больше похожа на белорусскую», – полагает Лев Пономарев.

Неделю назад список иноагентов пополнился еще одной организацией — «Альянсом врачей». Глава профсоюза Анастасия Васильева проходит фигурантом по уголовному делу о нарушении эпидемиологических правил на митингах в поддержку Навального в январе. Васильевой запрещено покидать дом с 8 вечера до 8 утра и пользоваться средствами связи. О том, что «Альянс» признали иностранным агентом, она узнала от адвоката, а тот случайно из СМИ.

«Для меня это было супернеожиданно. Когда мне адвокат сказал, что мы признаны иноагентом, я вообще сначала не поверила, подумала: “Ну что за ерунда”», – рассказывает Анастасия Васильева.

Почти три года «Альянс врачей» защищает права медработников. В марте прошлого года профсоюз занимался сбором средств для закупки масок и защитных костюмов, которых не хватало в больницах, где лечили COVID-пациентов. Минюст утверждает, что «Альянс» занимается политической деятельностью и получает финансирование из-за рубежа.

«Вы посмотрите закон. Они к политическим просто все приписали. Даже то, что мы отправляем письма в государственные организации, боремся за права медиков, – это политическая деятельность. То, что мы выходили в пикет с требованием заплатить ковидные выплаты, чтобы штукатурка не падала на врачей в больницах, – это политическая деятельность», – возмущается Васильева.

Юрист Кирилл Коротеев утверждает:

«Российские власти целенаправленно последние много лет стараются ограничить, подавить, сделать невозможной любую независимую гражданскую активность людей, которые властью не контролируются».

Как указано на сайте Госдумы, закон об иностранных агентах направлен на усиление безопасности и защиту суверенитета России. С 1 марта вступили в силу более строгие наказания для нарушителей этого закона. За несоблюдение его требований возможны штрафы до 300 тысяч рублей или лишение свободы на срок до двух лет.

Оксана Гандзюк / Белсат

Другие материалы

Байден ввел санкции против Кремля

В Украине легализовали некоторые производные каннабиса. Смогут ли украинцы лечиться марихуаной?

Полный выпуск «Вот так»

В России снова обыски у журналистов

Новости стран СНГ

В Петербурге сгорел комплекс исторических зданий. Возможен поджог

«Он пример для подражания». Морской пехотинец Алексей Годзенко вспоминает погибшего на Донбассе отца

Полный выпуск «Вот так»