8 Марта за решеткой

Два с половиной года проведет в белорусской тюрьме гражданка Швейцарии Наталья Херше, обвиненная в сопротивлении сотруднику милиции во время женского марша в Минске. Сколько еще женщин, которые входили в оппозиционные властям организации, участвовали в белорусских протестах или освещали их в качестве журналистов, встретят праздник в заключении?

Геннадий Касьян, брат Натальи Херше, листает семейный фотоальбом и вспоминает сестру в детстве: «В таком возрасте я ее хорошо помню. Она такая плаксивая была: если зацепить, начинает плакать. Мы часто с ней играли. Играли вдвоем – разница между нами полтора года. Она еще очень любила играть с собаками, котами».

Большую часть жизни Наталья прожила в небольшой квартире в маленьком городе Орша. В 39 лет она переехала в Швейцарию вместе с двумя детьми-подростками. После смерти швейцарского мужа осталась жить там.

Летом прошлого года Наталья не смогла остаться в стороне и приехала в Беларусь. Принимала участие в женских акциях протеста. Но после одной такой акции так и не вернулась домой. Ее задержали и обвинили в сопротивлении омоновцу.

Наталью приговорили к двум с половиной годам заключения. На прошлой неделе ее перевели в Гомельскую исправительную колонию. Там Наталья должна шить одежду для сотрудников милиции.

«Моей вины нет, и даже если они мне скажут, что мой срок умножат на три, – я не буду работать! По поводу помилования аналогично. О каком помиловании может идти речь, если я этого не делала?» – заявила Наталья Херше, которую признали политзаключенной.

За отказ работать в колонии можно попасть в штрафной изолятор. Но Наталья отступать не собирается. В письмах родным пишет: «Справлюсь!»

Наталья некоторое время сидела в одной камере с журналисткой «Белсата» Катериной Андреевой. Ее и Дарью Чульцову приговорили к двум годам лишения свободы за стрим, который наши коллеги вели с акции протеста в Минске.

«Самое удивительное, что я не испытываю злости, обиды, жажды мести к тому, кто принял решение поступить так с нами, со мной. Моральное состояние спокойное, готовность ко всему», – сказала Катерина Андреева.

Ее коллега Дарья Чульцова написала из СИЗО:

«Это не продлится вечно, у меня всё будет хорошо, это ведь не конец жизни. Жаль, что не могу написать много, но могу сказать, что мы все с этим справимся».

Еще одна журналистка, но уже государственного телевидения, Ксения Луцкина находится в СИЗО более двух месяцев. Из Белтелерадиокомпании она уволилась в знак протеста и вошла в основной состав Координационного совета оппозиции. Теперь она обвиняется по статье об уклонении от уплаты налогов.

«Жизнерадостность – наше всё. Не только в этих уютных стенах, но для всех белорусов. Именно это свойство позволяет нашей нации жить много столетий. Для нас беда не беда. Мы всегда можем уйти в лес или сочинить миллион анекдотов на самую мрачную тему», – написала Ксения.

Она много занималась темой Второй мировой войны. На телевидении Ксения проработала 15 лет, занималась исторической документалистикой.

«С 7-го класса очень сильно стала изучать историю, участвовала в олимпиадах республиканских, занимала призовые места. Поэтому, когда стал вопрос о получении образования, она, естественно, захотела поступить в БГУ на исторический факультет», – рассказывает отец журналистки Олег Луцкин.

Из писем прослеживается, что настроение у Ксении боевое: «Не сломить», – цитирует отец.

Всего на сегодня в Беларуси по политическим мотивам находятся в заключении или под домашним арестом 49 женщин. Правозащитникам известно как минимум о 141 уголовном деле, возбужденном против женщин с начала избирательной кампании 2020 года.

Наста Каханович / Белсат

Другие материалы

В привычной колее: очередной вклад Запада в российский авторитаризм

Новый формат переговоров по ситуации в Донбаcсе?

Белорусских силовиков будут судить в ЕС

Полный выпуск «Вот так»

Байден ввел санкции против Кремля

В Украине легализовали некоторые производные каннабиса. Смогут ли украинцы лечиться марихуаной?

Полный выпуск «Вот так»

В России снова обыски у журналистов