«Хотят таким образом всех запугать». Как в России борются со студентами

«Смешно, конечно. В таких обстоятельствах начинаешь немножко задумываться о своем последнем слове, если суд все-таки будет, то, конечно, нужно будет что-то сказать», — рассказывает Алла Гутникова. Она учится на четвертом курсе в Вышке (Высшая школа экономики. –Примеч. ред.) и около года работает в студенческом журнале Doxa.

Чуть меньше месяца назад в редакции, у Аллы Гутниковой и троих ее коллег прошли обыски. Причиной стал ролик, который ребята выпустили в поддержку студентов еще в январе, когда из-за участия в акциях их стали отчислять из вузов.

«Молодость — это мы. И мы обязательно победим», — говорят студенты в удаленном видеообращении.

Журналистов обвинили в вовлечении несовершеннолетних в протесты. На них надели электронные браслеты, запретили пользоваться средствами связи и выходить из дома. Гулять можно только два часа в день – с 8 до 10 утра.

«Когда мне нужно связаться со своей инспекторкой, я ей звоню по этому телефону и перед тем, как пойти на прогулки, я ей звоню и говорю: “Здравствуйте, я пошла гулять”. Потом я возвращаюсь и говорю: “Я вернулась”», — объясняет Алла, как работает специальный аппарат, который теперь стоит у нее в коридоре.

Doxa основали студенты Высшей школы экономики четыре года назад. Журнал получил известность в 2019 году: он поддерживал студентов, задержанных на акциях протеста из-за выборов в Мосгордуму. Тогда же Вышка лишила журнал статуса студенческой организации. Журнал пишет о проблемах современного университета, домогательства преподавателей в вузах, о давлении на студентов. Несмотря на обыски и заведенное дело, редакция продолжила работу.

«Другое дело, что сейчас все занимаются в основном не журналистикой напрямую, не написанием статей, а передачками, характеристиками, поручительствами, спасением и вызволением нас из потенциальных тюрем, куда мы можем попасть при худшем раскладе», — говорит Алла о работе оставшихся сотрудников.

«Мне кажется, что мы представляем живую часть общества, мы рассказываем, что действительно происходит в жизни молодых людей, что их интересует», — считает Наташа Тышкевич.

Она историк, окончила Вышку и больше двух лет работает в Doxa. Как и Алла, проходит обвиняемой по делу. В знак протеста клеит веселые стикеры на электронный браслет и меняет их под разные образы.

«Это мой способ сжиться с этим браслетом, который мне не нравится. Я чувствую, как он удушает меня, — объясняет Наташа. — На мой взгляд, если ты занимаешься какой-либо активной новой деятельностью в России сейчас, то рано или поздно ты попадешь под какой-то надзор, поэтому в целом я была морально готова, просто потому что я не боюсь высказывать свое мнение».

Против преследования Doxa высказались не только в России, но и по всему миру. В поддержку журналистов выступили десятки зарубежных ученых, среди которых Джудит Батлер и Славой Жижек, книги которых еще недавно по учебе читали сами обвиняемые. Правозащитный центр «Мемориал» признал Армена Арамяна, Аллу Гутникову, Наташу Тышкевич и Владимира Метелкина политическими заключенными.

«Что сам журнал вызовет такую волну поддержки, я не ожидала. Именно потому я не чувствую, что мы похожи на каких-то советских диссидентов, потому что чувствуется прямая связь с людьми в разных странах, и это очень поддерживает», — говорит Наташа.

Теперь вместо редакции вплоть до 24 мая журналисты каждый день обязаны ходить на допрос в Следственный комитет. Статья, которую им вменяют, предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы до трех лет. По словам ребят, они надеются на штраф или условный срок. Речь об оправдательном приговоре в нынешних условиях даже не идет.

«Студенчество было одной из самых движущих сил борьбы за свободу, борьбы за права, — рассуждает Алла Гутникова. — Как я понимаю, они, видимо, хотят таким образом всех запугать, то есть они говорят студентам и студенткам, что если вы будете активными, будете что-то делать и идти против нас, то посмотрите, что с вами будет. У вас будет браслет на ноге, будете сидеть одни, запертые в замке, и можно будет вам только два часа в день ходить гулять, и то в 8 утра, когда все еще спят. Но получается при этом прямо противоположное».

Оксана Гандзюк, Белсат

Другие материалы

Почем тюрьма? В Украине стартовала «большая распродажа» тюрем

Обнуление, пенсионная реформа, закон «против ФБК». Чем запомнится Госдума 7-го созыва

«Выиграл не Байден». Как в России комментировали встречу президентов России и США

Полный выпуск «Вот так»

Путин и пять американских президентов

Криминальный конфликт, который стал национальным

Полный выпуск «Вот так»

В сибирском Белостоке восстановили костел