«Не забудем» – надпись, перевернувшая жизнь Максима и Виктории

10 августа возле метро «Пушкинская» в Минске убили Александра Тарайковского. Надпись «Не забудем» на тротуарах пытались смыть, засыпали солью, песком, ставили вокруг него охрану, но каждый раз люди ее восстанавливали.

А в конце года начались суды над пятью минчанами, которых обвиняли в хулиганстве и уничтожении чужого имущества. Один из них, Максим Павлющик получил два года колонии общего режима. Дома его ждет невеста Виктория Островская. С ней и встретилась съемочная группа «Имею право».

«Я попросту не могу понять за что наказали человека, за что? Нам говорили, что надпись «Не забудем» является циничной. На самом деле там никакого цинизма не присутствовало», – говорит Виктория.

Брестчанина с БЧБ-волосами задерживали семь раз

В ноябре Виктория и Максим планировали пожениться, но не успели:

«Все уже было назначено. Но Максима задержали 22 октября. Пришлось все отменить».

Уже три месяца молодые люди не имеют нормальных встреч. В колонии карантин из-за пандемии коронавируса. Долгосрочные свидания не разрешаются даже родным, только звонки и кратковременные встречи через стекло.

Политзаключенным угрожают смертью?

Виктория любит перечитывать письма Максима. Последнее пришло на днях, на ее день рождения.

«Проснувшись каждое утро, я словно наступаю на мину, которая разрывает меня на куски. В течение дня вера в вас придает мне силы собрать себя по частям, – читает нам отрывок из письма Виктория. – Вернусь домой, мои дорогие родители, самая прекрасная жена, а также Моя любовь – наша Дарина».

Дарина – это дочь Виктории и Максима Павлющика. Родится она уже в марте. Неравнодушные люди помогли собраться Виктории в роддом, привезли новую кроватку и все необходимое. Даже коляску предлагали, но Вика отказалась – уже приобрела сама.

Сейчас Виктория ждет пятого марта, когда в городском суде будет рассматриваться апелляционная жалоба Максима.

«Ходатайства наши, чтобы сделали экспертизу в отношении хулиганства, экспертизу в отношении циничности надписи – все суд отклонил, – говорит Виктория. – А то что ходатайствовал прокурор – все было судом удовлетворено».

Пенсионерку подозревают в терроризме

Надпись «Не забудем» в суде называли сугубо циничной и оскорбительной, а факт ее написания признали злостным хулиганством. Хотя и была проведена независимая экспертиза, которая засвидетельствовала, что выражение «не забудем» не содержит циничности, а также унижения моральных ценностей общества.

27 ноября Максима Павлющика признали политзаключенным. К сожалению, это пока не способствует даже нормальной встрече Виктории и Максима. Павел Сапелко, юрист правозащитного центра «Вясна» говорит, что механизмов, чтобы это изменить, фактически нет:

«Каких-то механизмов, чтобы обжаловать это решение или добиться положительного решения этого вопроса, было мало, а сейчас их становится все меньше и меньше. И по политическим мотивам и по, так называемым, эпидемиологическим. Безусловно с этим мириться нельзя, и точно нельзя оправдывать», – подытожил юрист.

Искусство как национальная терапия. Ольга Якубовская своими картинками с котиками лечит людей

Во время подготовки этого сюжета стало известно, что Виктория Островская и Максим Павлющик поженились.

Также в программе «Имею право»:

  • Резиновая пуля в легком – не повод для уголовного дела
  • Пенсионерка отказывается оплачивать питание в изоляторе
  • Наказанные арестом выходят на свободу больными

Правозащитную программу «Маю права» смотрите каждую пятницу в 19:05 на телеканале «Белсат» через спутник «Астра 4A» (прежнее название «Sirius 4»), онлайн, на YouTube-канале «Белсат Life» или в закладке «Программы» на нашей старанице.

Падпісвайся на telegram Белсату

Другие материалы

«РСП»: «Мы вернемся, и будет грандиозный концерт»

От увольнения с МТЗ до эмиграции

Как живется в Украине БЧБ-невесте Инне Зайцевой?

Валерий путешествует по миру, хотя сидит в тюрьме

Пока жена была в СИЗО, мужа выслали из страны

Когда СК и Нацбанк украли у него деньги от «BY_help», он уехал в Киев

За прогулку с зонтиком задержали половину семьи Михайловых

Уволенный с БелАЗа инженер не прекращает борьбы