Бьет – значит любит: почему российская полиция выбирает грабеж вместо семейной ссоры

В России семейные ссоры со смертельным исходом не редкость, но отдельной статистики по таким преступлениям не ведется.

Железные двери с гаражными замками, тусклый свет в коридорах с заколоченными окнами, на лестничных площадках – мусор и спящий на картонке бомж, в тамбуре пьяная компания скидывается на продолжение банкета. Это типичное девятиэтажное кемеровское общежитие с комнатами гостиничного типа – так называемая кагэтэшка.

14 января прошлого года в одной из таких комнат произошло убийство студентки Веры Пехтелевой, о котором вся страна стала говорить благодаря вызванному в соцсетях резонансу только сейчас. Было сделано как минимум семь звонков на номер 112. Безрезультатно, пишет соосновательница сети взаимопомощи для жертв домашнего насилия «ТыНеОдна» Алёна Попова:

«Бывший парень 3,5 часа убивал 23-летнюю Веру Пехтелеву. Несколько часов соседи звонили в полицию, умоляли приехать, но полицейские не приезжали. В итоге соседи сами взломали ломом железную дверь, но было уже поздно. За это время Владислав Канюс нанес Вере не менее 56 телесных повреждений: кровоподтеки, порезы, сломанный нос, черепно-мозговая травма. Он не оставил на теле девушки ни одного живого места. В конечном итоге он задушил Веру шнуром от утюга».

Проживающая в общежитии Татьяна узнала о трагедии по телевизору. Она считает, что полиция пренебрежительно относится к жильцам кагэтешек. К тому же управляющая компания пару лет назад отменила ночное дежурство вахтеров и отключила тревожную кнопку вызова охраны, поэтому жильцам приходится самим обращаться за помощью в полицию.

«Здесь полиция… Там надо просто увольнять их. Потому что они одно слово слышат, что “общежитие”. Всё! Они не реагируют! Как будто мы здесь не люди», – говорит Татьяна.

Спросили у вахтера, кто следит за порядком.

– А вот у вас тут есть участковый. К нему обращаются? Часто он к вам захаживает?

– Нет, нечасто. Но я думаю, к нему часто обращаются люди. Обращаются, но… (качает отрицательно головой).

Полицейских, которые проигнорировали сигнал из общежития, обвиняют в халатности. Своей вины они не признают: дескать, в ту ночь на вызов в общежитие просто некому было ехать. Это может быть правдой, говорит бывший сотрудник полиции Василий Федоров. Во многих отделениях некомплект, и, если у дежурного будет выбор: отправить экипаж на грабеж или на семейные конфликты, – он будет склонен к первому.

«Во-первых, грабеж – это более тяжкое преступление, а семейка – непонятно, что там будет и будет ли вообще что-нибудь. И конечно, приоритет отдадут преступлению, которое можно раскрыть либо сейчас, либо никогда», – поясняет Федоров.

К тому же в большинстве случаев избитые женщины сами не хотят доводить дело до суда, говорит сотрудник полиции в отставке. Это подтверждает и специалист по коммуникациям Центра «Насилию.нет» Диана Барсегян. По ее словам, часто женщины не обращаются в полицию, не пишут заявлений, а если и делают это, то в среднем только на седьмой раз применения к ним физического насилия.

«Нередки случаи, когда и сотрудники, полицейские говорят: “А вы сами виноваты. А зачем вы с мужем спорили? Ну то есть, к сожалению, это действительно такая проблема, которую нужно решать и законом, и просвещением и сотрудников полиции, и работников травмпунктов, куда женщины приходят, чтобы фиксировать побои, какие-то повреждения», – отмечает Диана Барсегян.

Статистики по домашнему насилию в России не ведется вообще, и собрать ее даже общественным организациям крайне сложно. Консорциум женских неправительственных объединений проанализировал более двух тысяч приговоров по убийствам женщин и сделал неутешительные выводы, которые кардинально отличаются от официальных.

«МВД говорит: 3% женщин были убиты руками своих сожителей и мужей, а независимое исследование наших коллег говорит о цифре в 61%. Как вы понимаете, разница тут радикальная и говорит о том, что опираться на статистику, которую МВД нам предлагает, к сожалению, никак нельзя», – указывает специалист по коммуникациям Центра «Насилию.нет».

В конце февраля в Кемерове начался суд над полицейскими, которые проигнорировали сигнал об избиении 23-летней Пехтелевой бывшим сожителем. Следственный комитет заверяет: против них собраны «неопровержимые доказательства». Им грозит наказание до 120 тысяч рублей штрафа и до трех месяцев ареста. Но даже если полиция приезжает на вызов, она в силах выписать лишь штраф. Закона о домашнем насилии в России до сих пор нет, зато в 2017 году были декриминализированы семейные побои.

Роман Янченко / Белсат

Падпісвайся на telegram Белсату

Другие материалы

Беларусь готова к партизанскому противостоянию?

Во Львове открыли первую белорусскую языковую школу

В Свердловской области кладбище подступило вплотную к домам

Полный выпуск «Вот Так»

Удар по незащищенным

Европа перестает бояться коронавируса

В Набережных Челнах оперирует хирург из Судана

Полный выпуск «Вот Так»