Каратели, а не полиция

Вечером 2 февраля российские органы правопорядка задержали почти полторы тысячи человек, не согласных с арестом Алексея Навального. Больше всего митингующих оказалось в автозаках в Москве и Петербурге. А всего в этот вечер задержания происходили в одиннадцати городах.

Около получаса понадобилось Росгвардии, чтобы собрать на Манежной площади несколько сотен бойцов. Оперативно расчистив территорию вокруг Кремля, они принялись беспричинно избивать и задерживать мирных людей.

Реакция властей на этот раз не заставила себя ждать. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил: «Проведение несанкционированных акций вызывает обеспокоенность и подтверждает оправданность жестких действий полиции в рамках закона».

В оценке профессионализма стражей правопорядка с Песковым согласились не все.

В частности, депутат заксобрания Санкт-Петербурга Максим Резник отметил: «Вы все время говорите: правоохранители. В этом и состоит разногласие с вами. <…>

Вы считаете, что они правоохранители. А я, видевший своими глазами, считаю, что они каратели. Да, я так считаю. И так считают миллионы людей».

Медиакоординатор «ОВД-Инфо» Константин Фомин увидел в происходящем в России аналогию с событиями в Беларуси.

«Жестокость, с которой разгонялись протесты, при том что они имели совершенно мирный характер, напоминает … события в Беларуси. То есть известные вчерашние кадры, когда из такси человека вытаскивают или когда бьют журналиста дубинкой, хотя он в желтой жилетке и кричит о том, что он журналист», – сказал Фомин.

Журналистом, которого избил омоновец, оказался Федор Худокормов. По словам мужчины, он вел прямую трансляцию и просто попросил не толкать его.

«Он на меня разворачивается резко и дубинкой мне прямо по голове заряжает. Я падаю, и начинает мутнеть в глазах. Дальше – звон в ушах, и я ничего не понимаю», – вспоминает журналист.

Худокормов оказался не единственным представителем СМИ, пострадавшим в этот вечер. Полиция применила насилие по отношению к журналисткам Елизавете Кирпановой и Кристине Сафоновой. Волонтер штаба Любови Соболь Алена Китаева сообщила, что подверглась пыткам в ОВД «Донское».

В московских и петербургских ОВД больше не осталось мест для новых задержанных. Некоторые люди оказались в подвальных помещениях, а в столице задержанных отвозят за несколько десятков километров от города – в места, где еще хватает пространства для людей.

Дмитрий Кожурин / Белсат

Фото: Георгий Малец / Vot Tak TV

Падпісвайся на telegram Белсату

Другие материалы

​​Полезные панты: в Приморье делают целебные настойки из рогов оленей

Российских военных баз в Беларуси не будет

Полтора часа катали по Москве. Как освобождали белорусского спортсмена Евгения Шабалюка из московского СИЗО

Полный выпуск «Вот Так»

В Украине массовые кадровые изменения в силовом блоке

Печеньки от Джо Байдена

Оппозиционеров не допускают до выборов в Госдуму России

Полный выпуск «Вот Так»