«Нет смысла призывать солдат на службу, чтобы он чистил снег». Как работает эстонская армия

Многие, прошедшие срочную службу в Беларуси и других постсоветских странах, называет это время потраченным впустую. Оружие и казармы полувековой давности, ментальность офицеров, застрявшая в советской эпохе, показуха и бессмысленная работа вместо боевой учебы, часто – скверное питание и насилие. Распространено мнение, что эффективная армия может быть только профессиональной. Но среди стран с советским прошлым есть те, которые разбивают этот стереотип. Эстония никогда не отменяла призыв, при этом создала армию, которой доверяет общество и от которой не уклоняется молодежь. Как ей это удалось – своем репортаже расскажет Александр Папко.

Мы находимся в городе Тапа на севере Эстонии. Здесь размещена самая большая в стране воинская часть. В ней служат полторы тысячи эстонских солдат и еще более тысячи союзников Эстонии по НАТО. Все эти казармы были построены в чистом поле двадцать лет назад. И они совсем не похожи на советские.

Создавая свою армию, эстонцы не пошли по проторенной СССР колее. Ее просто не было. Уходя из Эстонии, бывшие советские войска не оставили ни техники, ни оружия. Советских касок 1970-х годов, фляжек 1960-х, и пехотных лопаток родом со Второй мировой, которые я помню со своей службы в учебке в белорусских Печах, у эстонских новобранцев я не увидел.

«В боевое снаряжение входят бронежилет, разгрузочная система и оружие. Рюкзаком мы, как правило, пользуемся в марш-бросках и в полевых лагерях. Ежедневно мы его не носим. В комплект входит еще шлем. Снаряжение в целом удобное. Ты должен подогнать его под себя. Например, чтобы разгрузка не давила на шею, вот эти ремешки можно регулировать – либо ослабить, либо затянуть», – объясняет рядовой батальона снабжения Керк-Александер Ныупуу.

Казарма – это не привычный для служивших в советской армии зал на 120 человек, разделенный на три помещения. Здесь каждое отделение из 10-12 человек живёт в своей комнате. В помещении для уборки нет затхлых швабр и тряпок. Зато есть компрессор для чистки оружия сжатым воздухом. В казарме есть душ, но главным сюрпризом для меня стала сауна.

«Мы сейчас проходим SBK – ближайший перевод на русский это «курс молодого бойца». Вчера у нас был финальный марш-бросок. После него мы все, конечно же, пошли в сауну. Это была лучшая вещь в конце дня после такого длинного похода», – рассказывает рядовой батальона снабжения Михаил Фокин.

На первом этаже казармы – учебные классы и склады. Там собрана экипировка и еда на несколько дней, чтобы подразделение собралось в поход за считанные минуты. Солдаты в эстонской армии не чистят картошку и не укладывают снег в квадратные сугробы. Уборкой территории занимаются гражданские фирмы.

«Помощь бойцов тоже используется, но в разумных пределах. Нет смысла призывать солдат на службу, чтобы он чистил снег. Лучше вместо этого грамотно организовать ему обучение», – подчеркивает майор скаутского батальона Владимир Колотыгин.

60% новобранцев приходят добровольно

Занимаются бойцы обычно с 8 утра до 5 вечера. В свободное время они могут порубиться в плейстейшн, сходить в качалку, библиотеку, кино или кафе. Лежать на кроватях в свободное время также разрешается. «Незанятый солдат – потенциальный преступник» здесь не говорят.

«Раньше тоже были остатки постсоветских стереотипов, мол, незанятый солдат – будут проблемы. Но сейчас, с развитием всяких гаджетов они ушли. Вот, площадка для кроссфита, иди занимайся!Возможностей для спорта, развлечений и саморазвития очень много. Солдаты сейчас не думают: «Что делать? А давайте что-нибудь незаконное придумаем!» – объясняет майор Колотыгин.

Каждый год в эстонскую армию призывают более трех тысяч новобранцев. Срок службы – от 8 до 11 месяцев. 60 процентов приходят добровольно.

«Я уже как минимум три вещи могу назвать, с которыми мне помогла эстонская армия. Это знание и понимание эстонского языка. Я его до этого знал, а сейчас улучшил во много раз. Я научился обращаться с оружием, я научился выживать в лесу, я научился оказывать первую помощь пострадавшему», – перечисляет Михаил Фокин.

Учат управлять сложной техникой

Даже у специалистов тыла курс молодого бойца заканчивается марш-броском на 35 километров. За свою службу эти ребята выстреливают намного больше, чем 18 патронов, которые я в свое время выстрелил из своего «калашникова». 6 из них были холостые.

«Это автомат R-20 Rahe – дальнейшее развитие любимого оружия американцев, винтовки AR-15. Оружие, на самом деле, очень простое, – показывает свою штурмовую винтовку рядовой Михкель Аспер. – Поскольку мы служим в артиллерийской части в экипажах самоходных гаубиц К9, у нас была пауза в стрелковой подготовке длиной в два месяца. В последний раз мы стреляли буквально вчера и позавчера – под сто выстрелов каждый день».

Существует расхожее мнение, что хорошо подготовленная может быть только профессиональная армия. В 7-тысячной эстонской армии мирного времени профессиональных военных лишь чуть больше половины. Остальных солдат – призывают.

«Батальон профессионалов или два батальоне не способны выполнить тот объем боевых задач, который необходим. Поэтому, на мой взгляд, резервная армия для маленькой страны – это то, что необходимо. Точнее, у нас есть и профессиональные военные, и резервисты. Их баланс составляет золотую середину», – объясняет майор Колотыгин.

Современная «умная» техника многое делает сама, поэтому научить солдат с ней обращаться проще, чем двадцать-тридцать лет назад.

Гаубица К9 южнокорейского производства. Эта машина с бортовым компьютером способна послать в одну точку три снаряда всего за пять секунд. Вот такой сложной техникой учат управлять исключительно солдат срочной службы. И они справляются, говорят офицеры. Механика можно научить азам управления за полчаса. Остальное – дело тренировки. Примерно раз в два года отслуживших в армии призывают на сборы. Причём призывают тем же подразделением, в котором они служили. Армейские связи поддерживаются годами.

«Во время срочной службы мы готовим даже не людей. Мы готовим целые подразделения. По окончанию службы у нас есть некий кирпичик военной структуры, который мы кладем в ящик и временами вызываем этих людей», – комментирует пресс-секретарь минобороны Эстонии Артур Захаров.

Армии доверяет 80% населения

«Армия марширует на животе», – сказал когда-то Наполеон Бонапарт. Французские и британские союзники обедают с эстонскими срочниками в одной столовой. Какую еду и сколько выбрать – каждый солдат решает сам.

На выбор – суп, рис, макароны, картошка фри, куриные отбивные, тефтели, три вида салатов, два вида сока. Да, добровольно в эстонскую армию могут записаться и девушки. Служат и живут они вместе с парнями. Отдельных комнат в казармах для них не делают, максимум – огораживают их кровати шкафом. Страну защищают не только профессиональные военные и солдаты-срочники, но и 20 тысяч добровольцев.

Мы находимся в 50 километрах от города Пярну на юге Эстонии. В этом зимнем морозном лесу защищать свои родные места учатся члены Кайтселийта – эстонской добровольной оборонной организации.

Крупные учения вместе с армией добровольцы проводят раз в год. Раз в несколько месяцев они собираются на собственные учения, как эти. Отряды территориальной обороны состоят в основном из местных жителей. Участвуя в маневрах, они выучивают местность наизусть.

«Лес – это наш друг. Наши солдаты-добровольцы знают, как действовать в такой местности. Они умеют сражаться везде, где это может произойти», – отмечает пресс-секретарь Кайтселийта Нееме Брюс.

Свою экипировку, кроме автоматов и боевых машин, члены Кайтселийта держат дома. Раз в несколько недель собираются на тренировки и стрельбы.

«Наша страна очень мала. Мы не можем себе позволить держать большую профессиональную армию, наша экономика этого не выдержит. Поэтому мы выбрали другую модель. Она позволяет большой части населения быть экономически активными и в тоже время регулярно помогать в защите страны. Люди из моего взвода – это те, кто обычной жизни работают врачом, медсестрой, предпринимателем, лесником», – перечисляет лейтенант Кайтселийта, а в мирной жизни предприниматель Мадис Ууэма.

Армия, резервисты и территориально оборона позволяют стране с менее чем полуторамиллионным населением на протяжении пары дней поставить в ружье 24 тысячи человек. Еще 60 тысяч находятся в резерве. Согласно последним опросам, армии Эстонии доверяет почти 80 процентов граждан. Призыв в армию поддерживает 90 процентов.

Александр Папко «Белсат»

Падпісвайся на telegram Белсату

Другие материалы

Истории пострадавших активистов и журналистов во время протестов в Казахстане

Петр Порошенко вернулся в Украину и отправился на суд над собой

Зачем Лукашенко все чаще наряжается в силовика?

Полный выпуск «Вот Так»

Первая в мире выставка картин в угольной шахте открылась в Новокузнецке

Как протесты влияют на рынок криптовалют?

Российский законопроект о QR-кодах переделывают в третий раз

В понедельник суд изберет Петру Порошенко меру пресечения