Вектор в будущее – из прошлого

Историки рассказывают байки о том, что было, журналисты – о том, что есть, а политологи и гадалки – о том, что будет. Последних слушать интереснее всего, потому что тут их фантазия ничем не ограничена. Но иногда события таковы, что историки и гадалки-политологи рассказывают одно и то же.

«…что было, то и будет»: на войну вся надежда»

Именно таковы сегодня события в России. Вектор будущего направлен в прошлое. Как никогда оказывается прав Екклезиаст, утверждавший, что нет ничего нового под солнцем, а что было, то и будет, и что делалось, то и будет делаться. Нынешняя российская власть все больше делает именно то, что делала советская.

Правительство Мишустина продлило с 1 апреля заморозку цен на сахар и подсолнечное масло. Правительство изображает защиту народных интересов – ведь мы все хотим, чтобы продукты стоили недорого. А что в результате?

А в результате продукты, цены на которые превышают установленные правительством, исчезают из продажи. И это закономерно – никто не будет производить товары и продукты себе в убыток. А если производители будут артачиться, то их национализируют.

Регулирование правительством цен убьет рынок, и мы вернемся в славные советские времена, когда все стоило дешево, но в магазинах ничего не было. Только из-под полы и по завышенным ценам. Разумеется, вся экономика станет государственной. Национализируют все, кроме разве что цветочных киосков и мастерских бытового ремонта.

В среду президент Путин заявил, что считает возможной национализацию предприятий, не исполняющих гособоронзаказ. Военная промышленность – его главная забота. Надо же чем-то воевать и запугивать соседей. На войну вся надежда. Без нее никакой стабильности.

Во вторник министр обороны Украины Руслан Хомчак заявил, что Россия стягивает вооруженные силы к границе с Украиной. В ответ на это пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков выразил обеспокоенность тем, что украинская сторона может пойти на провокационные действия, которые приведут к войне. Это как если бы вооруженный бандит остановил в темном переулке прохожего и выразил обеспокоенность, что прохожий может на него напасть.

Логика действий Кремля хорошо знакома. Так, в сентябре 1939 года части Красной Армии были стянуты к границе с Финляндией, а в ноябре СССР начал с ней войну под предлогом обстрела финской артиллерией советских позиций. Тот обстрел, как выяснилось позже, был советской провокацией. Свои стреляли по своим. Чего-то подобного можно ожидать и на границе с Украиной.

Историю надо знать и помнить, это помогает правильно сориентироваться в текущих событиях. А чтобы этого не произошло, министр обороны России Сергей Шойгу издал приказ об отмене относительно свободного рассекречивания военных архивов. Теперь по каждому архивному документу решение будет принимать специальная комиссия. Точнее, будет отказывать.

Смрадный привкус коммунистической диктатуры

Еще одна примета советского времени – политические репрессии. Здесь наше прошлое все отчетливее совпадает с нашим настоящим и, боюсь, с будущим. Даже краткий перечень подобных событий на прошедшей неделе будто возвращает нас если не в сталинскую эпоху, то уж в брежневскую несомненно.

В понедельник,29 марта, суд в Севастополе приговорил свидетеля Иеговы Виктора Сташевского к шести годам лишения свободы. Потерпевших в деле нет. Обвинялся он в том, что вместе с единоверцами молился и обсуждал Библию. Это все. Никаких других обвинений.

Во вторник, 30 марта, в Абинске, в Краснодарском крае, суд приговорил свидетеля Иеговы Олега Данилова к трем годам лишения свободы за религиозные лекции в интернете.

В среду суд Комсомольска-на-Амуре закрыл для публики и прессы слушания по делу художницы Юлии Цветковой. Ее обвиняют в распространении порнографии: она разместила на своей страничке в интернете рисунки, которые правоохранительные органы сочли порнографическими.

В эту же среду политзаключенный Алексей Навальный объявил голодовку. Он требует оказывать ему медицинскую помощь и допустить к нему вольного врача. Конечно, в зоне его никто лечить не будет. Не для того же его посадили, а прежде пытались убить.

Всего же в стране – около 400 политзаключенных. Еще не так много, как в советские времена, но уже достаточно, чтобы ощутить смрадный привкус коммунистической диктатуры.

Александр Подрабинек для «Белсата»

Падпісвайся на telegram Белсату

Другие материалы

Полный выпуск «Вот Так»

«Это уголовное преступление». Как в Беларуси подделывают статистику о коронавирусе

Евросоюз согласовал санкции против Лукашенко, осталось проголосовать

Полный выпуск «Вот Так»

Свободная Беларусь появилась на карте. На карте Варшавы

В Беларуси новый рекорд – 2073 случая коронавируса

Первая «красная зона»: Херсонская область Украины переходит к локдауну

Неизвестные сорвали показ фильма о Голодоморе. Почему московская полиция бездействовала?