Постковидный синдром в Украине: как лечатся украинцы и почему официально болезни нет

Недавние исследования врачей показывают, что нарушения психики являются одним из симптомов COVID-19 наравне с недостатком кислорода или общей слабостью. Если оценки и прогнозы точны, 70% людей, инфицированных коронавирусом в каждой стране, нуждаются в психологической помощи. Но эти факторы во Всемирной организации здравоохранения пока только изучаются. А в Украине, например, они и вовсе остались без внимания. В стране до сих пор считается зазорным обращаться к психиатру или психотерапевту за помощью. Как тогда же лечат постковидный синдром в Украине?

Физиотерапевт Олег Кривохат заболел COVID-19 в конце октября 2020 года. После болезни он заметил у себя психические расстройства. И это не страх перед неизвестным на тот момент вирусом, и не депрессия на фоне информационного шума. Это изменения в нервной системе, отмечает он.

«Все начало раздражать вокруг. Минимальный стресс, на который раньше бы не отреагировал, начал выводить из себя. Ухудшение внимания, ухудшение памяти, снижение стрессоустойчивости», – рассказывает Олег.

В Украине последствия коронавируса не исследуют. Кроме того, в украинском протоколе лечения COVID-19 психологическая помощь не предусмотрена, отмечают врачи. Сначала Олег Кривохат обратился за помощью к психотерапевтам, чтобы подтвердить нарушение психики. Поскольку сам работает физиотерапевтом и в будущем планирует получить диплом психолога, он начал искать систему восстановления, чтобы помочь себе и другим.

«Эта методика позволяет человеку не только получить глубокое расслабление, но и работает на энергетическом уровне. Она снимает стресс и погружает в глубокий транс, в котором человек чувствует себя в безопасности», – поясняет физиотерапевт.

Эта техника базируется на американской системе реабилитации военных – Watsu. Олег прошел сертифицированное обучение и теперь применяет метод для всех желающих с постковидным синдромом.

«После COVID-19 происходят зажимы в дыхательных мышцах. И мы, работая не только с психологическим состоянием, но и с дыхательными мышцами, помогаем людям раздышаться», – указывает Кривохат.

Олег рассказывает: к нему как к физиотерапевту сначала обращаются за лечением опорно-двигательного аппарата или дыхательной системы. Но после диагностики он определяет психическую причину заболеваний и далее работает в этом направлении. Так было и с киевлянином Вадимом Сидоруком.

«К сожалению, у меня начались ночные бронхоспазмы. То есть днем это был просто кашель тяжелый, а ночью начинались именно спазмы. Вот я в интернете начал искать, чем же его снимать, и случайно вышел на ролик Олега. Врачи-то работали по факту. Они прописывали ингаляцию, таблетки. Они понимали, что есть психологический момент в этом, но не настолько, очевидно, серьезно», – рассказывает Вадим.

Состояния, описанные Олегом и Вадимом, могут проявляться у каждого пятого заболевшего COVID-19, отмечает медицинский журнал The Lancet. Психотерапевт Юлия Святенко подтверждает: количество пациентов у нее увеличилось.

«Изменилась целевая аудитория. Если раньше к психологам обращались люди, которые имеют склонности к депрессиям и сами по себе тревожные личности, то сейчас начали обращаться те, у кого раньше не было депрессий и тревожности. То есть это люди здоровые, психически здоровые, которые следят за собой, успешные и изначально стрессоустойчивые», – отмечает психотерапевт.

По статистике украинского Минздрава, из нуждающихся в помощи к психиатру обращаются менее 2%. Но именно психиатр имеет право ставить диагноз и назначать лечение, говорит Александр Иванов. Это помогло бы понять статистику. Но постковидного психического расстройства в Украине до сих пор не существует.

«В Украине пока принято МКБ-10. Насколько я знаю, Европа уже приняла МКБ-11. Международная классификация болезней 10 созыва. Она была принята в 1994 году. И там слово “ковид” не существует. Естественно, все вменяемые доктора пишут “постковидное расстройство”. Но оно у нас в стране не принято», – поясняет Иванов.

Психиатр отмечает: отсутствие посттравматической поддержки и восстановления приводят к депрессии, зависимости от алкоголя или наркотиков, вызывает суицидальные мысли. Поэтому на сегодня любая грамотная система реабилитации имеет право на существование. Каждому пациенту нужен свой особенный подход, считает Иванов. В таком случае выздоровление пройдет быстрее.

Ирина Кононенко, Сергей Колодий / Белсат

Фото: Ирина Ареховская / Belsat.eu

Другие материалы

В России снова обыски у журналистов

Новости стран СНГ

В Петербурге сгорел комплекс исторических зданий. Возможен поджог

«Он пример для подражания». Морской пехотинец Алексей Годзенко вспоминает погибшего на Донбассе отца

Полный выпуск «Вот так»

Турцию закрыли для российских туристов

За заявку – в тюрьму?

Захват админзданий и оккупация украинских городов. Семь лет назад началась война в Донбассе