Кирилл Позняк Заключение повышенной комфортности

Политический обозреватель

Есть такой криминальный анекдот про однозначные ответы «да» и «нет», когда представители силовых органов спрашивают: «У вас уже перестали бить заключенных ногами?»

Как попытку ответить на этот вопрос негативного общественного мнения можно рассматривать сообщение Министерства внутренних дел об экскурсии в Могилевскую тюрьму №4 членов Палаты представителей и работников культуры – официально это называлось «выездным заседанием общественного Совета при МВД».

В последнее время в СМИ циркулировала целая череда случаев жестокого обращения с заключенными и бесчеловечных условий содержания в самых различных учреждениях пенитенциарной системы Беларуси. В том числе речь идет и об избиении до смерти за решеткой. Естественно, после освобождения десятки тысяч бывших зэков рассказывают родственникам и друзьям, как оно есть.

Критическими были и мониторинги правозащитников.

Главная их претензия, что общественный контроль за местами лишения свободы существенно ограничен. Существуют общественные наблюдательные комиссии (ОНК), но туда могут входить только представители зарегистрированных организаций. Причем, по словам юриста Правозащитного центра «Весна» Павла Сапелко, в состав этих ОНК преимущественно входят представители организаций, «деятельность, цели и задачи которых не связаны с защитой прав граждан, в том числе осужденных». Кроме того, «контроль соблюдения прав в СИЗО в отношении лиц, находящихся под стражей до решения суда в изоляторах территориальных ОВД, ЛПП, центрах содержания правонарушителей, приемниках-распределителях и других местах несвободы, не входит в компетенцию ОНК».

Ну, и «не закреплено в законе право членов ГНК разговаривать с осужденными наедине», а также «у узника нет возможности вступать в конфиденциальную переписку с ОНК».

Поэтому ясно, что скандальные истории, которые попадают в прессу через ту самую «Весну», – вершина айсберга. Ко всему, как там говорят, некоторые обращения пострадавших «остались известными только нам, так как жертвы категорически отказывались обнародовать свои случаи, обоснованно опасаясь за свою дальнейшую судьбу».

Вместе с тем «пытки и жестокое обращение не расследуются должным образом, и это развязывает руки для новых нарушений».

МВД отреагировал репортажем из могилевской тюрьмы, не скрывая, что это в ответ на «нападки на пенитенциарную систему», которые «в последнее время оказались нередкими: «голодные» заключенные, «холодные» камеры, «невыносимые» условия труда». Об остальной «жести» типа «дела Птичкина» умолчали.

Могилевская тюрьма представляется тюрьмой повышенной комфортности. Не исключено, что она действительно образцово-показательная на фоне остальных. Но репортаж выглядит как незамысловатая идеологическая работа, к тому же с незапланированными фельетонными эффектами.

3-aspx

То, что депутатов водят на экскурсии в тюрьмы вместе с подростками – это правильно. В принципе, такую профилактику коррупции можно распространить и на чиновников разного уровня.

Однако местами рассказ об условиях для заключенных могилевской тюрьмы №4 может вызвать зависть у многих граждан на свободе.

Описание обеда в столовой изолятора временного содержания – щи, рисовая каша с котлетой и компот. Оказывается, «стоимость трехразового питания людей в ИВС обходится государству в 10 рублей 50 копеек в сутки». Умножьте на 30 дней – не каждый пенсионер имеет такую пенсию. И столько тратит на питание, по данным Белстата, средняя семья.

2

Так еще же и вкусно, если верить певице Ирине Дорофеевой: «Питание на высшем уровне, как в ресторане, признаюсь, я даже попробовала – очень вкусно».

Руководитель Белтелерадиокомпании Геннадий Давыдько поговорил с заключенными одной из тюремных камер: «Есть ли жалобы?» – отвечают отрицательно; «Хватает ли воздуха?» – утвердительно».

Получилось, как на государственном телевидении, после просмотра которого белорусы хотят жить, как там показывают.

Кирилл Позняк/ТП, belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие записи
Комментарии