В этом году 8 августа исполнилось бы 89 лет одному из самых известных белорусов в эмиграции – отцу Александру Надсону. Апостольский визитатор для белорусов-католиков в зарубежье был чрезвычайно многогранной личностью: занимался переводами литургических текстов, писал книги по истории, редактировал белорусские журналы, был основателем музея и библиотеки имени Франциска Скорины в Лондоне, руководил Белорусской католической миссией в Лондоне, занимался благотворительностью, помогая жертвам аварии в Чернобыле и так далее.

Продолжается ли дело отца Александра после его смерти? Belsat.eu пообщался с секретарем опекунского совета Белорусской библиотеки и музея имени Франциска Скорины, Игорем Ивановым.

— Чем живет Белорусская библиотека и музей в Лондоне после кончины отца Александра Надсона? Кто заботится этими учреждениями?

— Белорусская библиотека в Лондоне как никогда жива. Смерть отца Александра Надсона, одного из ее основателей, была очень печальным ударом для многих, но также стала призывом не опускать руки, а усердно продолжать работу. Историю библиотеки справедливо связывают прежде всего с личностью отца Александра. Он же в свою очередь подчеркивал, что она существует благодаря щедрости и доброй воли многих белорусов и наших друзей других национальностей во всем мире. Деньги на создание Скориновки собирали во многих странах, коллекцию в музее собирали также – отец Александр два раза объехал вокруг света, посещая белорусов на чужбине, откуда возвращался не с пустыми руками. Также пользовались ею люди из десятков стран. Еще при отце библиотекой – как зарегистрированной благотворительной организацией – руководил попечительский совет, который принес в ее деятельность стабильность и преемственность. Сегодня в совете – знающие дело белорусы и британцы, которые охотно посвящают свое время библиотеке. Есть и волонтеры, которые помогают – без них многого бы не было.

— Кто прежде всего пользуется собранием библиотеки  белорусские эмигранты или британцы? Какой ее типичный посетитель?

— Вначале библиотека создавалась как академическая учреждение. Лондон тогда был одним из центров славяноведения, на что британское правительство выделяло университетам большие средства  это было время холодной войны. Скориновка вовремя открыла свои двери, чтобы поддержать, вернее даже, вызвать интерес к белорусоведению. И не только в Британии: монографии, написанные на основании материалов библиотеки выходили в Германии, Польше, США, Канаде, Израиле  полный перечень стран будет длинным. А добавить еще статьи в академических журналах… И все это  без копейки государственных или корпоративных денег.

Сейчас геополитические приоритеты в мире вторые, технологии изменились, белорусская диаспора в Британии – совершенно новая. Поэтому и Скориновская библиотека сегодня другая. Она нужна и ученым со всего мира, как и прежде, и здешним белорусам, кто не хочет терять узы со своей культурой, и обычным британцам, кто ищет толковую информацию о нашей «Терра инкогнито». Ранее библиотеку можно было посетить только по предварительной договоренности с отцом Александром. Сегодня она открыта каждую субботу, и каждую субботу есть посетители. Типичные пользователи – это студенты-белорусы, которые в своих работах обращаются к белорусским темам, например, религиозных взаимоотношений или истории зодчества. Казалось бы, ну чего только нет в интернете сейчас, а вот, оказывается, чтобы копнуть глубже, часто нужно обращаться к книгам или в архивах поработать. И профессиональные исследователи приезжают, и те, кто развивает свои личные интересы в каких-то областях – музыка или библейские переводы, например. Кто-то приходит на пару часов, другие приезжают на неделю. Белорусы тоже приходят и приводят своих друзей – британских и заморских – ради музея: те же слуцкие пояса стоит увидеть, подержать лагерную робу Ларисы Гениюш, или аутентичные рубашки, вышитые 70 лет назад, одеться.

— Пополняются ли библиотечные сборы? Библиотека растет?

— Когда-то библиотека скупала практически все, что издавалось в Беларуси и о Беларуси в западном мире. Сейчас это уже невозможно, да и нет нужды в такой вот «Националке диаспоры». Однако все основное, о чем пользователи обычно спрашивают, к нам попадает: часть мы покупаем, многое дарят сами авторы и издатели. Коллекция изданий диаспоры у нас самая полная в мире и это остается одним из приоритетов – сохранение наследия соотечественников за рубежом.

— Случались ли в библиотеке в последнее время какие-то интересные открытия?

— Я часто удивляюсь запросам и тому, что читатели находят у нас на полках и в архивных ящиках. На днях спросили про старые школьные учебники по белорусскому языку. Я искренне думал, что это никогда не понадобится здесь и запихнул их на самую высокую полку в книгохранилище. Теперь придется снимать, чтобы исследователь мог узнать, какие произведения Янки Брыля нам говорили читать в детстве. А в прошлом месяце ученый из вильнюсского ЕГУ с увлечением работал с франкоязычной белорусистикой, сбор которой у нас более полный, чем в Беларуси. Исследовательница истории из Кембриджского университета спросила о возможности поработать с недавно изданной в Израиле монографией о цензуре в послевоенной БССР. Казалось бы, Кембриджский университет должен иметь все, но оказалось, что на данный момент ближайшая библиотека с такой книгой – в Варшаве. Нам же экземпляр прислал автор, который неоднократно пользовался гостеприимством Скориновки и отца Александра Надсона. И так без перерыва!

— Ведутся ли в библиотеке работы по упорядочению, дальнейшему описанию сборов, информатизации?

— Работы впереди – немеряно. Библиотека пока не создала полного каталога своих собраний – это, пожалуй, самая серьезная преграда для полноценного пользования ее коллекцией. Архив слабо систематизирован и мы даже сами до конца не знаем, какие жемчужины еще там найдутся. Музейное пространство могло бы намного лучше представить богатства коллекции. Ничего этого силами волонтеров не сделаешь, поэтому мы собираем средства и на Западе, и в Беларуси. Но деньги также не решают всего. Нужны еще знания и профессионалы, что в условиях сравнительно небольшой диаспоры – большая проблема. Поэтому мы налаживаем сотрудничество с организациями и инициативами в Беларуси – «Белорусской полочкой» и культурной компанией «Будзьма беларусамі», например. Плоды таких проектов уже скоро можно будет увидеть: и оцифрованные публикации, и новые переводы.

— Какие перспективы у библиотеки? Как вы определяете ее миссию в нынешние времена?

— Иногда приходится слышать мнение, что время Скориновки прошло, что ее сборы надо перевезти в Беларусь. Нам поступали запросы от государственных учреждений о передаче фондов или отдельных вещей. Это правда, что исследователям из Беларуси все труднее приехать в негостеприимную к чужакам Британию, а поехать поработать в библиотеках и архивах в Беларуси может быть дешевле, чем в Лондоне. Но есть другая сторона медали: белорусская библиотека в Лондоне нужна самим белорусам, как британским, так и на Родине. Она – один из основных организационных столпов, на которых держалось и даже формировалось белорусское самосознание диаспоры. И будет такой оставаться, так как есть желание у здешних белорусов и наших британских друзей дело продолжать.

Сегодня Скориновка – единственное белорусское учреждение в Британии, чьи двери открыты всем, кто интересуется нашей страной – с белорусским паспортом или нет, не обращая внимания на политические взгляды. Она с самого начала спасала и выставляла для пользования то, что скрывалось и уничтожалось – и чужаками, и своими в Беларуси. Маргинальное было куда более интересным для создателей библиотеки, чем культурный и политический мейнстрим БССР. Когда преследовали религию, Скориновка собрала выдающуюся коллекцию по белорусской церковной истории. Кто знает, что еще придется спасать, восстанавливать и озвучивать  завтра, спустя десятилетия.

Лондон  один из главных финансовых, политических и культурных столиц мира. Правительства разных стран, прежде всего, здесь создают форпосты своей мягкой дипломатии: Малайзия помогает ресторанам малайзийской кухни, Южная Корея заплатила Британскому музею за привилегию иметь постоянную национальную экспозицию, Китай учит своему языку будущих учителей для британских школ… А белорусы создали библиотеку  своими силами.

Другие записи
Комментарии