Александр Гелогаев Снести памятник: освобождение или война с памятью?

историк, военный обозреватель

Когда в США в прошлом месяце начали падать памятники солдатам и генералам Конфедерации, многие и в Беларуси, и за ее пределами начали сравнивать этот процесс с «ленинопадом» в Украине. И попали в банальную ловушку — не все то, что выглядит одинаково, является одинаковым по существу.

Многие памятники могут когда-нибудь зашататься и у нас, поэтому следует справиться с тем, каким памятником нет в Беларуси места, а каким есть. Давайте на украинском и американском примерах подумаем, когда стоит, а когда не стоит ломать монументы.

«Товарищ, а украинцы уже ушли?»

С таким вопросом на известной фотожабе обращался памятник Ленину, испуганный действиями жителей украинских городов во время Революции достоинства. Даже самая активная фаза революции в определенной степени началась с 8 декабря 2013 года — именно в тот день был сбит на землю памятник лидеру российских коммунистов в Киеве.

Именно эта акция стала демонстрацией силы протестующих, показала, что государственные силы правопорядка уже лишились монополии на применение насильственных методов борьбы.

Снос памятника Ленину в Киеве 8 декабря 2014 года. Фото: pixanews.com

Таким образом в Украине свержение памятников Владимиру Ленину имело и практический, и символический смысл. С одной стороны это было важным актом революции — которая имеет правые убеждения, а наиболее активная часть Евромайдана физически зафиксировала таким образом свое присутствие на карте Киева.

Падение Ленина стало ярким образом повстанческого национального и антикоммунистического характера Евромайдано, который в тот же день во время новой многотысячной акции протеста создал баррикады в правительственном квартале Киева. Вместо фигуры «вождя» на постаменте были подняты национальный желто-голубой флаг и красно-черный флаг Украинской повстанческой армии.

Постамент памятника Ленину в Киеве 8 декабря 2014 года. Фото: wikipedia.org

Поднялась волна ликвидации «Ленина» в других регионах страны, которая стала символом превосходства и активности той или иной политической силы в каждом конкретном районе. Массовый «ленинопад» на заключительных этапах Революции достоинства отражал и победное шествие Евромайдана, и его границы — коммунистические идолы остались стоять в Крыму, в Донецке, в Луганске.

Уничтожая памятники Ленину украинцы таким образом демонстрировали свое освобождение от советской монументальной пропаганды (официальный термин советских времен), обозначали территорию под своим контролем, ставили точку в своем отношении к коммунистической идеологии, к коммунистическому террору, к колониальному подчинению восточному соседу.

Памятники героизму предков или памятники рабству

В этом августе в США произошли в меньшем масштабе внешне похожие события — сначала произошли уличные столкновения между левыми и правыми в городе Шарлотсвилл в штате Вирджиния. Столкновения были вызваны планами убрать статую генерала Роберта Ли — главнокомандующего армии Конфедеративных штатов Америки, которые вели войну за обособление от США.

КША были сформированы как конфедерация штатов, в которых было разрешено рабство — Демократическая партия, которая здесь господствовала, посчитала, что новоизбранный президент США Авраам Линкольн сделает все, чтобы отменить владение рабами, и сделала ставку на военное сопротивление.

Памятник генералу Ли в Шарлотсвилле. (Ryan M. Kelly/Associated Press)

Война не положила полностью конец угнетенному положению чернокожего населения — через какое-то время курс за придание неграм полных гражданских прав был свернут, во многих штатах Юга США (в большой степени — бывших штатах Конфедерации) белое большинство «демократически» приняло законы, которые так или иначе ограничивали права черных. Новый толчок к борьбе за гражданские права черных связан с именем Мартина Лютера Кинга и произошел почти ровно через сто лет.

Однако являются ли памятники конфедератам — как генералам, так и простым солдатам — памятниками расизма и дискриминации? Для тех, кто их сбрасывает — возможно, однако для тех, кто против, все совсем не так очевидно.

Гражданская война 1861-1865 годов стала едва ли не самой кровавой для американцев — на поле боя, в больницах и лагерях военнопленных с обеих сторон погибло до 1 миллиона человек. Одновременно она стала и национальным эпосом, и частью частных семейных историй сотен миллионов человек.

Памятники погибшим с обеих сторон на одном кладбище в США. Фото: pinterest.com

Армия КША не отличилась военными преступлениями, и сам генерал Ли больше не был рабовладельцем — хотя он получил рабов в наследство, но сам освободил их еще до войны. После войны генерал не был ни арестован, ни иным образом наказан, и стал символом примирения южных и северных штатов.

Большинство солдат-конфедератов были простыми фермерами и также не владели невольниками — они защищали неправое дело, однако думали, что таким образом защищают права своего штата самостоятельно определять свои внутренние порядки. Впрочем, самому генералу Ли просто не повезло получить профессиональное военное образование и быть патриотом того штата, который присоединился к Конфедерации.

Аллен Арментраут

Прекрасным примером того, что вовсе не расизм движет теми, кто выступает за сохранение памятников конфедератам, было видео противостояния парня в мундире с флагом Конфедерации озлобленной группы левых активистов возле памятника генералу Ли в Шарлотсвилле. Аллен Арментраут, который потом оказался противником расизма, отдает честь памятнику и не реагирует на оскорбления. Его протест был в первую очередь направлен против того, чтобы расисты и неонацисты присваивали себе символы борьбы его предков.

Большинство американцев выступает против уничтожения памятников конфедератам. Только 27% выступают за разрушение монументов.

Начали с Ли, а закончат Колумбом и Вашингтоном?

Когда украинцы уничтожали «Ленина», их целью было освобождение от символа вражеской оккупации и массового террора, культурного гнета. Уничтожение памятника создателю преступного режима было воплощением возвращения к своей национальной идентичности и настоящей истории.

Как оказалось, левые активисты, которые ломают памятники в США, только начинают свою программу. Уже сейчас они озвучивают идеи уничтожить монументы большого количества героев США, которые никогда ранее не считались символами расизма.

Оскверненный памятник католическому святому Юниперу Серому.

В это число попал Христофор Колумб, поскольку «открыл Америку и начал угнетать индейцев», и Джордж Вашингтон, который был рабовладельцем, и христианский святой-миссионер, так как «боролся с местной традиционной религией». Таким образом началась атака вообще на историю США в целом, отрицание всего прошлого этой страны только как истории угнетения и расизма.

По этой логике, например, белорусы должны были бы отказаться от большинства своих исторических героев — полоцкие князья и аристократы ВКЛ, например, обладали невольниками или крепостными, не верили в равенство всех религий были сторонниками других «недостаточно толерантных» идей.


Взорвать мемориал на горе Рашмур призывает редактор леволиберального сайта VICE.

Дело дошло до того, что даже черного комментатора НБА Чарльза Баркли назвали «черно-белым расистом» просто за отказ согласиться с кампанией против памятников конфедератам. Он просто сказал: «Я не собираюсь терять свое время на споры об этих памятниках» — и сразу стал врагом наихудшего порядка. Кажется, подобные отношения к отличному мнению выдают тоталитарность сознания современных борцов с мемориалом воинам американской Гражданской.

Уничтожение «Ленина» в Украине возвращает украинцев к своей национальной памяти, создает почву для единства, является проявлением свободы. Борьба против памятников конфедератам в США уничтожает национальную память и разжигает вражду и носит тоталитарные черты.

Какие выводы мы, белорусы, можем сделать из этой истории?

Стоит отделять локальную память о своих героях от идолов, которые были построены в рамках тоталитарной программы пропаганды. Ленин, Сталин, Гитлер и Калинин Беларуси не нужны, да. Эти и другие оккупанты просто не являются героями НАШЕЙ истории. Но можно будет посчитать только идиотом или провокатором того, кто поднимет руку на деревенский памятник советским солдатам или партизанам, которые здесь родились.

Нельзя судить людей и памятники им только за то, что они были детьми своего времени и думали что-то, что кому-то сейчас не нравится. Да, Рогнеда и Изяслав с большой степенью вероятности владели рабами. И что с того?

Памятник Рогнеде и Изяславу в Заславле

Наша европейская цивилизация нерушимо связана с христианством и с идеей того, что все люди в большей или меньшей степени грешники, так или иначе делали ошибки. Грешили так или иначе и американские, и белорусские, и любые другие национальные герои. Но это не причина цензурировать историю.

За что мы отдаем почести человеку? Перевешивают ли достижения и хорошие поступки человека его же грехи и преступления? Вот ответы на какие вопросы важны.

Уничтожать часть своей истории потому, что ее протагонисты не соответствуют каким-то современным политическим, социальным, гендерным или любым другим теориям — значит самому склониться перед диктатурой вроде коммунистической и сделаться рабом самого позорного типа.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие записи
Комментарии