Дмитрий Гурневич Шеремет казался Суперменом, который ничего не боится

Журналист и телеведущий

Павел Шеремет импонировал мне еще со школьных лет. Первый раз я увлекся его смелостью в середине 90-ых, когда еще подростком следил по телевизору за его арестом и заключением. Шеремет казался Суперменом, который ничего не боится.

В 2006 году мы познакомились благодаря бывшему польскому послу в Минске Мариушу Машкевичу, который пригласил в Краков своих сокамерников, арестованных за участие в Площади-2006. Я тогда делал первые шаги журналиста и смотрел на Шеремета с открытым ртом. Павел оказался на удивление легким в общении человеком. Без высокомерия и звездности. В спорах, казалось, он был готов защищать свои взгляды и оценки до последнего. Но он спокойно слушал все аргументы, не прерывал и был способен признать права оппонента. Я почувствовал это на собственной шкуре. Однажды мы сцепились из-за белорусского языка. Трудно восстановить в памяти тот спор, но после этого Павел дал мне радиоинтервью… на белорусском языке и сказал, что это было его первое в жизни полное интервью по-белорусски.

Мы несколько раз схлестывались с Павлом в эфире. Во время записи «Два на два» я предложил ему не называть Лукашенко президентом и предпочесть называть его руководителем страны. Павел сильно возмутился и сказал, что он никому не должен доказывать свои взгляды.

Обида была сильной, через пару месяцев он упомянул об этом случае в одной из статей и снова объяснялся, что свою принципиальность относительно власти он доказывал не раз в жизни. И это правда. Но персональной обиды Павел не держал. Для него важнее было его дело.

Он не раз просил написать в «Партизан» про это и про то. Ему сложно было отказать. Но временами приходилось «из-за отсутствия времени». И тогда он сам «делал» мои статьи. Брал сообщения с «Фейсбука», добавлял мои же комментарии из дискуссии с другими и выставлял на «Белорусский партизан».

Его трудолюбие удивляло. Он успевал работать для «Украинской правды», Радио «Вести», писал свой блог, редактировал «БП» и еще рыскал по социальным сетям, собирая статьи ленивых авторов. Во время нашей первой встречи в Кракове 10 лет назад он носил при себе черный ноутбук, раза в 3-4 больше современных. И если в разговорах слышал о чем-то интересном, узнавал о событии, то тут же его включал и писал прямо на «Партизан». Однажды он начал делать это в ресторане при гостях за столом. На вопрос, не может ли это подождать полчаса, Павел ответил: – Нет, потому что настоящая журналистика не ждет подходящего момента.

Однажды мне довелось быть посредником в разговоре Павла со своим ярым оппонентом. Они не жалели друг для друга обидных слов. Но Павел хотел, чтобы тот вел блог на «Партизане», писал мне: важны не мои с ним отношения, а чтобы была дискуссия, чтобы мы спорили открыто, а не наговаривали друг на друга за плечами.

Павел был таким. С ним часто нельзя было согласиться. Но он говорил и писал обо всем открыто, не боясь навлечь на себя гнев и критику. Не старался понравиться. Кажется, у него не было даже страха. Он писал и делал свое. Был профессионалом с большой буквы. Смелым, искренним и трудолюбивым журналистом. Таким, которых боятся никчемные и темные существа.

Дмитрий Гурневич, belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие записи
Комментарии