Виктор Шукелович Роман Зенона Позняка «Полынь-полынь» я прочитал с открытым ртом

літаратар, журналіст

Зенон Позняк на праздновании Дедов в Варшаве. Молодежь надеется, что он вернется в Беларусь

Как-то перед Второй мировой войной у Зоси Бэлтушки, которая жила в деревне на Виленщине, внезапно заболел живот. Болело так сильно, что бедная Зося аж корчилась. Когда ее посмотрел врач, то сказал, что она будет скоро рожать.

— Чего, – уставилась Бэлтушка, – чего рожать? Мне живот болит.

Так на свет пришел один из героев романа «Полынь-полынь» Ёська Горох – незаконнорожденный сын белорусской сельчанки, обманутой вильнюсским аферистом.

Роман «Полынь-полынь» – первое крупное художественное произведение Зенона Позняка в прозе, который хотя и писал ранее художественные очерки и зарисовки, также поэтические строки, был более известен своей публицистикой.

Деревенский безотцовщина, у которого армия забрала тождество

Ёська, о котором пишет Зенон, никогда не видел своего отца и рос, на лес глядя. Ходил в школу, но учиться не любил, время проводил, карабкаясь с криками  на деревья.

Парень был хулиганом, любил подраться, поприставать к людям, но очень существенно изменился после службы в армии – полностью перешел на русский язык и постоянно сыпал заученными фразами о «построении коммунизма». После армии юноша решил всеми силами делать себе карьеру в коммунистической системе, не пренебрегая сотрудничеством с КГБ и мечтая о высоком звании в этой службе.

Так в образе Ёськи Гороха, который позже даже изменит фамилию на Горохов, Зенон Позняк обобщил свои знания о многих молодых белорусах, которых полностью ломала советская армия, вынуждала их стыдиться родного языка и делала врагами всего белорусского. Свое сражение с белорускостью Ёська продолжил с новой силой, закончив партийную школу.

Люди с Великим Княжеством в сердцах

Правда, как рассказывает Зенон Позняк в романе, были во времена БССР и большие белорусские патриоты, «люди с Великим Княжеством Литовским в сердцах». Так Зенон Позняк показывает в своем романе, что пусть и скрыто, незаметно на первый взгляд, тайно, но даже при карательной коммунистической системе в мыслях многих людей жила свободная Беларусь, шла борьба на невидимых фронтах. Эти люди восхищались белорусской культурой, при самой жесткой русификации разговаривали по-белорусски и даже печатали самиздатом патриотическую литературу.

Показывая неизвестные страницы белорусского движения в советские времена, Зенон Позняк, как мне кажется, продолжает дело Владимира Короткевича, который в романе «Колосья под серпом твоим» художественно рассказал о борьбе белорусов за свободу Отечества во времена Кастуся Калиновского. «Полынь-полынь» вдохновляет, прибавляет силы, веры и надежды – когда движение за свободную Беларусь, продолжаясь от Калиновского, не останавливалось даже в советские времена, то мы тем более не можем допустить, чтобы оно погасло и сейчас, когда набирает ярости и агрессии «русский мир».

Героя Короткевича Алеся Загорского напоминает своим благородством, мечтательностью и большой любовью к родной земле Рамук Шляхта из романа «Полынь-полынь». Рамук – партиец, член КПСС, но и большой белорусский патриот. Он, как и еще некоторые герои романа, придерживается взгляда, что нужно формально оставаться в партии, чтобы благодаря этому совершать добрые дела и способствовать белорускости. Открытое противостояние вызвало бы только ненужные репрессии и то, что белорусов заменили бы на руководящих должностях людьми Кремля.

Как и у Короткевича, который показывал борьбу шляхты за свободу своей страны, белорусские деятели и патриоты во времена СССР – это прежде всего потомки старых дворянских родов. При этом для автора, как представляется, важно не само по себе происхождение, а благородство души – чувство достоинства, ответственности, честность и справедливость в людях. Именно по этой причине позитивный герой Рамук Шляхта прежде всего носит свою говорящую фамилию.

*«Шляхетны» – в пер. с бел. «благородный» (прим. ред.)

Роман – это реальная история белорусов

«Полынь-полынь» – это художественная проза, но в некоторых героях очень легко распознаются реальные люди. Так прототипом историка Евгения Ермаковича, который встречался с патриотической молодежью, студентами Белорусского государственного театрально-художественного института, и рассказывал им о прошлом Беларуси, безусловно, стал известный историк Николай Ермолович, который трагически погиб под колесами автомобиля.

Прототипом одного из героев – Антона Бальцевича – надо полагать, стал художник Леон Борозна, активист сохранения белорусского исторического и культурного наследия в БССР. В 1972 Борозна готовил публичную акцию протеста против разрушения Немиги. 15 августа 1972 в старом городе в Минске он бросился на улице спасать женщину, на которую напали бандиты. Женщина сразу же исчезла, а Леона убили ножом. Позже стало известно, что убийцы Леона Борозны – два сына полковника КГБ Михаила Золотова, начальника охраны Дома правительства в Минске. Преступников освободили по амнистии вскоре после суда.

Описанное в романе сообщество студентов-патриотов «Вышыня» имело также аналог в реальности – оппозиционный центр «На паддашку» в мастерской художника Евгения Кулика, куда в свое время приходил Зенон Позняк, Алесь Рязанов, Алексей Марочкин, Михась Чернявский и другие.

Произведение, которое заставляет работать мозги

В романе «Полынь-полынь» Зенон Позняк проявляет себя как философ, размышляя устами своих героев о белорусском характере, к примеру, про самую положительную черту нашего народа.

«Терпимость и уважение ко всем людям, независимо от происхождения» – эта самая большая добродетель белорусов, отмечает герой произведения Рамук Шляхта.

Самый же большой порок следует из добродетели – белорус «чужих ставит выше своих», а с этим связано и то, что белорусы при любых режимах и властях «сдавали» прежде всего своих, можем мы прочесть в книге.

«А я своим умом думаю, что надо так: уважать себя, ценить своих и защищать своих перед чужими. Вот и вся философия. А предателей надо чистить. Вору можно простить, мошеннику-жулику, да многим, но предателю – нет. Предатель – это убийца нации», – говорит председатель колхоза и белорусский патриот Рафал Рубайла.

Устами другого героя – партийного деятеля Александра Равича – Зенон Позняк рассказывает, к примеру, о коммунизме, который есть только форма репрессий, а вовсе не суть советского времени: «… Пока будет существовать Москва и Россия, до тех пор главным для нас (для всех нас ) будет Беларусь, белорусы и белорусский язык. Все остальное идет потом. Такая логика этой нашей цивилизационной войны с Москвой. Коммунизм здесь не суть. Так себе, форма империи и метод репрессий других народов… Россию никто никогда не изменит… »

Роман о жизни, а в жизни есть и смех

Кроме серьезных тем есть место в романе и юмору, здоровой иронии. Описывая медовый месяц студентов-художников Антона и Людмилы Бальцевичей, автор подчеркивает, что «от счастья они словно придурели и громко выражали свое состояние любви и восхищения. Людка в своем стиле вопила, как в лесу: «А-ей-а-я-ей, ой-ой, ах-ах, ох-ох» (Ну как тут ни кричать, когда само кричится)». Любовная близость молодых закончилась однажды тем, что с грохотом сломалась кровать, и они вдвоем скатились на пол. «Это как удар Перуна среди ночи».

Утром им стучала в дверь соседка снизу: «У вас совесть есть? Вы что, лошадей туда завели? Или у вас ипподром?»

Надо сказать, что в романе довольно много трасянки, на которой разговаривают прежде всего отрицательные персонажи, но трасянка вся дублируется белорусским языком в сноски внизу страницы.

Почему «полынь»?

Что касается названия романа, то, пожалуй, символ полыни стал особенно красноречивым для белорусов после аварии на Чернобыльской АЭС, так как чернобыль – это второе название полыни в белорусских говорах. Полынь – это тоже горькая судьба, тяжелая человеческая доля, как у Зоси Бэлтушки, от которой отрекся родной сын, потому что хотел быть партийным начальником и жить без деревенских воспоминаний.

Полынь – это также запах свободы, который не может быть сладким, так как «за волю кладут голову».

Единственный минус романа – это тираж всего 200 экземпляров, изданных за счет самого автора. Хочется надеяться, что Зенон снова порадует нас новой художественной прозой, так как этим романом он только возбудил аппетит.

Виктор Шукелович/ТП, belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие записи
Комментарии