Андрусь Горват Разбудите меня, когда выборы закончатся

публицист

— Андрусик Иванович, напишите о выборах.
Хорошо, без проблем!

Бляха, какие выборы? У нас были выборы? А что мы выбрали?

Портрет дяди с большим носом

Нет, я помню портрет дяди с большим носом на вокзале в Калинковичах. Я ждал поезда, делать было нечего, сосиску в тесте я уже съел, новую сторублёвку на плакате в Калинковичском «Хутка-жудка» рассмотрел, то я начал искать орфографические ошибки в его предвыборной программе. В таких программах одно только — орфографические ошибки могут быть.

У меня тоже шнобель на лице еще тот. Особенно на фото, которое сделал Сергей Гудилин. Поэтому никаких претензий к чьему-то носу я не имею. И ошибок в дядечкиной программе я не нашел. От все, что я помню о выборах.

Я не знаю, как можно писать о выборах серьезно. Как можно удивляться: «Айёечки! На избирательном участке № 11 произошло нарушение № 12! Ахтунг! Ахтунг! Пиздец эврибади!». Ну, нарушение. Ну, фальсификация. Ну, явки не было, а, оказывается, что была. Ну — вы не поверите — председатели райисполкомов набрали исторические максимумы голосов. Ну, наблюдатели зафиксировали больше нарушений, чем я насобирал трупов блох после дихлафоса. И что? Что-то изменилось?

Выборы — это давно просто народный обряд, где одни люди с красными от испуга лицами («Мама, меня покажут по телевизору! Запиши на видик!») что-то рассказывают другим людям, которые, если уж покопали картошку, то лениво послушают и лениво проголосуют. Но назавтра все проснуться в той же самой стране.

Выборы — это повод попросить Люду налить.

Люда, сегодня праздник. Налей.

У тебя каждый день праздник. Ты с понедельника не просыхаешь.

Налей, Люда. Мы сегодня выбрали будущее нашей страны — это великое дело.

Это я выдумываю. По правде, если после выборов и пьют, то так:

Все равно ничего не изменится. Давайте выпьем за здоровье. Чтобы еще пожить и детей на ноги поставить.

Валя попросила проголосовать.

– Андрусик Иванович, напишите о выборах в деревне.

А что же вам рассказать, хорошие вы мои? Чего вы еще не знаете об этих ваших выборах?
В деревне голосуют почти все (знали?). Голосуют не потому, что во что-то верят — в выборы, в депутатов, в изменения или в будущее. Голосуют потому, что деревня — это одна тусовочка. Такая же тусовочка, о которой когда-то писал Стас Карпов.

Валя (Галя, Таня, Маня) попросила проголосовать, я с Валей пил-ел-спал. То я проголосую. Пусть девушка работает, у нее сын учится. Все равно ничего не изменится, пусть хоть Вале будет хорошо. От такие мотивы.

На селе никто не знает, чем депутаты занимаются. Мне 33 года, у меня высшее образование и тоже не знаю, чем занимаются белорусские депутаты. Им, бедным, пожалуй, и нечего делать.

Я не голосую. Ко мне даже избирательная комиссия не ездит, потому что я когда-то укусил Валю у магазина, и у меня поганая репутация.

Но я начинаю рассказывать о выборах серьезно, как будто это, и правда, серьезное явление.

Я строю небольшой домик на окраине большой Вселенной.

Андрусик Иванович, напишите о выборах в деревне, как к ним люди относятся.

На выборах не выбирают депутатов, а выбирают клеточку, в которой нарисовать «птичку». От так люди и относятся.

Настоящий выбор человек делает, когда просыпается, смотрит в окно и думает, что много жизни прошло и хочется начать жить лучше. И делает выбор — уехать из Беларуси. Или в соседнем доме просыпается другой человек, тоже смотрит в окно на ту самую улицу, тоже думает о жизни и о лучшем. И также делает выбор — остаться и еще раз попытаться жить лучше здесь.

От то выбор, а не этот агрогламурный цирк-шапито.

Или вот я сегодня делал еще одну пристройку к сараю и думал, с какой стороны вырезать дверной проем. Я сделал выбор, и этот выбор больше изменит мою жизнь, чем выборы депутатов. Выборы депутатов изменят жизнь только самих депутатов. Я знаю одного бывшего депутата. Он теперь банкиром работает. Сомневаюсь, что он решил проблемы своих «избирателей», но свои — так точно.

Я не жду, что меня похвалят. Напротив, я жду выговор на тему гражданской позиции, об ответственности на моих плечах за судьбу нации и земле, которая меня родила, вырастила, дала диплом, который лежит в ящике. Но я принадлежу к целому поколению людей — и в деревне и в городе — уставших верить в абстрактное. Я-мы проснулись, посмотрели в окно, увидели, что много жизни прошло, и сделали свой выбор — дистанцироваться от политических процессов и строить свои маленькие домики на окраинах больших вселенных. Я-мы возим кирпич ржавыми тачками на одном колесе и просим не приезжать к нам с урнами и будить, пока выборы и разговоры о них закончатся.

Андрусь Горват, belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие записи
Комментарии