Александр Федута Гражданство, Бог и вера в Отечество

политконсультант

Слова Александра Лукашенко о том, что служить священниками в Беларуси должны граждане Беларуси, можно было бы, конечно, приветствовать. Если бы не одно «но».

Помните, у Шарля де Костера в «Легенде об Уленшпигеле» есть предсказание: «Когда бы не Шельда…»? Шельда – река, для Костера – символ разделения некогда единой земли на Бельгию и Нидерланды. Вот это самое «когда бы не…» всегда важно. Просто было на бумаге, да забыли про овраги.

В нашем случае Шельда – вовсе не река и даже не документ, формально фиксирующий гражданство. Важно ведь не то, что записано в паспорте, а то, что диктует тебе твое подсознание. «Ты кто?» – спрашивает человек сам себя. И отвечает – как некогда ответил один известный белорусский государственный деятель: «Я – советский белорус». Не постсоветский, это было бы как раз нормальной констатацией факта.

Но это к слову. Наша «Шельда» – в Крыму. Там ведь паспорта граждан Украины были у подавляющего большинства населения. Гражданами Украины были также все военнослужащие, государственные служащие, сотрудники спецслужб и пограничники. И – что из этого? Сколько из них встали на защиту своего государства?

До аннексии Крыма слова Александра Лукашенко о гражданстве священнослужителей в Беларуси можно было только овацией встретить. Сейчас, увы, этого недостаточно. На мой, конечно, непросвещенный взгляд. Дело не в паспорте. Дело в подсознании.

Важно не то, что священниками служат граждане Беларуси – вернее, не только это важно. Важно, кем они ощущают себя и кому служат.

Если Богу и Беларуси – да. Тогда я представляю себе их, в трагический момент выходящих, вне конфессиональных различий, чтобы встать между стреляющими друг по другу братьями, ибо сказано:

– Не убий!

А бывают другие священники. Подъехав к музею в роскошном «мерседесе», выходят они, чтобы благословить паству на захват бывшего храма. Понимая: старух бить дубинками не будут, по детям стрелять не будут. И по священникам, кстати, стрелять никто не будет.

И в тюрьму батюшку даже за прямые призывы к разжиганию межнациональной розни посадить как-то не слишком удобно. Ну в точности как «вежливые зеленые человечки» шли на захват складов с оружием за спинами крымских женщин.

Вот она – проблема.

На Конгрессе Международной ассоциации гуманитариев, проходившем летом во Львове, выступал епископ греко-католической церкви Борис Гудзяк. Вышел на трибуну молодой, вполне современный епископ – лишь абсолютно седые волосы немного старили его. На прекрасном английском языке говорил он с залом сорок минут без бумажки. Шутил. Не заученный текст – импровизация. А потом я видел, как он говорил с подходившими к нему людьми. Особенно с молодежью. Без тени высокомерия. Как старший друг, знающий немного больше, имеющий опыт, способный дать совет. Нет пропасти между ним – и паствой.

Как нет пропасти и между папой Франциском и его паствой. Не верится, что фотографии бывшего аргентинского кардинала Бергольо в общественном транспорте были постановочными. Как и его действия после избрания. Символичными – не значит «постановочными». Это ведь не «котлы» стоимостью в «полтинник»: истину трудно заретушировать.

Хорошо, что главу государства интересует, кто служит в храмах на нашей земле. Плохо, что его это интересует и больше, и меньше, чем надо.

Больше – ибо есть все-таки внутренняя жизнь любой конфессии, куда кесарю вторгаться не следует. Меньше – ибо сам он подает не всегда пример, ориентируясь на который верящие ему понимают реально, какому государству и какому народу он служит. И как служит. И как служить следует.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие записи
Комментарии