Максим Чыгунка Лукашенко понял, что чуму холерой не победить

публицист

Власти Беларуси не ожидали, что декрет о «тунеядцах» вызовет такой резонанс. Машине пропаганды не удалось найти даже зацепки, чтобы дискредитировать протесты.

Белорусский руководитель в начале волны уличных акций высказывался, что организаторы протестов хотят не только «раскачать челнок», но также начал расходиться, говоря, что протестующие хотят «доказать нам, что это не наши земли (Полоцк), а чьи-то».

Показанный белорусским государственным телеканалом специальный репортаж «Звонок другу» был сделан по стандартам очернительства общественных протестов. Чего там только не было: подслушивания, оппозиция, пятая колонна, иностранные деньги. Есть только одно но. Поскольку отношения с Западом улучшаются, то кто же тогда финансирует пятую колонну? Ответа на этот вопрос не было.

В общем проблема «тунеядцев», а до этого указ № 222, который затронул ИП, это пример того, как власти Беларуси в своем хаотичном поиске выхода из ситуации, которая только ухудшается, создают новые проблемы. Хотят победить одну болезнь с помощью других болезней. Это должно закончиться смертью пациента.

Указ № 222 должен был сделать так, чтобы на белорусских рынках не было «барахла», завезенного из России, а чтобы «покупали свое». В Минске и в больших городах фактически можно приобрести все и из любой страны. Достаточно поехать в провинцию, и уже у людей выбор между телевизорами «Горизонт» и «Горизонт» и между велосипедами «Мотовело» и «Мотовело». Но государственной торговле не давала покоя базарная конкуренция.

Власти придумали, что надо ввести обязательные сертификаты даже на самые мелкие партии товаров, которые ввозятся с территории Евразийского экономического сообщества. Этот шаг — яркий пример того, как власти Беларуси воспринимают саму идею экономической интеграции с Россией.

Рынок открываем, но только не думайте о том, чтобы возить что-нибудь от наших уважаемых партнеров. Ну и получилось — базары опустели — а мелкие ипешники пополнили армию «тунеядцев». Конечно же, государственную промышленность это не спасло, а потенциал протеста увеличило.

После появилась очередная идея — ввести налог на «тунеядцев». Фактически думали о том, чтобы заставить людей, работающих в серой сфере, финансировать образование, здравоохранение.

А почему бы и нет — борьба с серой сферой это нормальная практика в каждом правовом государстве. Только методы такой борьбы не оправдались.

Во-первых, когда закон придумывали, белорусская экономика еще была не в таком плохом состоянии. После наступило очередное ее ухудшение. И «тунеядцами» оказались не те, кто уклоняется от уплаты налогов, а также и безработные, матери-одиночки и другие.

Однако протесты «тунеядцев» это только вступление к огромной буре, которая может разразиться над Беларусью. Уже год длится газовый конфликт с Россией и все говорит о том, что Путин Лукашенко просто проигнорировал. Ведь сейчас именно он устанавливает с высшими мира сего новый порядок, и что ему до подскакиваний какого-то Лукашенко. Более того: Россия очень хитрым образом делает все, чтобы конфликт имел локальный характер. И вместо того, чтобы традиционно закрутить вентиль с газом, взялась добивать белорусскую нефтяную промышленность, ограничив поставки нефти.

Понятно, что Беларусь права, говоря, что при общем рынке должны быть одинаковые условия, и белорусские фирмы должны платить за газ столько же, сколько российские или казахстанские. Но кто теперь будет это слушать? Не будет скидки на газ и увеличения поставок нефти — Беларусь провалиться в черную дыру.

Вопрос, будет ли Лукашенко вести себя так, как после выборов 2010 года, когда, имея в перспективе радикальную девальвацию, резко задушил акцию протеста. Или все же позволит людям, чтобы сами позаботились о своей судьбе — так, как это сделали коммунисты в Польше в 1989 году? Лукашенко однако осознает, что та либерализация закончилась для них потерей власти.

Смотрите также:

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие записи
Комментарии