Жить армянскому народу или не жить? Репортаж из Армении и Карабаха



«Большевики принесли в жертву наши исторические земли, которые еще Севрским договором были очерчены как Армения», с горечью говорит Давид Агаджанян, он создал сеть центров в которых армяне бесплатно вяжут маскировочные сети для армии. «Жить армянскому народу или не жить», так с точки зрения Нунэ Манукян, которая шьет матрацы для армянских солдат, стоит вопрос в войне за Карабах. Женщина не понимает, почему христианский мир молчит, но в то же время продает оружие Азербайджану. Репортаж из Армении и Карабаха, о том как конфликт видят обычные жители, и почему они готовы сражаться до последнего.

Утро в Степанакерте после очередных обстрелов. Местные жители отмечают, с 27 сентября жизнь города поменялась кардинально, а подвалы и укрытия стали его частью.

Рассказывает Размика, жительница Степанакерта:

«Страшно это все, вы даже не представляете. Каждый раз летит снаряд, не знаем, в кого попадет. Дрожим, сидим, в подвале и дрожим. И каждый день со страхом этим живем».

Нагорных Карабах или Арцах – анклав внутри Азербайджана, населенный преимущественно армянами. Спор за эти территории длится не одно десятилетие.

В начале 1990-х армяне Карабаха объявили о создании независимой республики, бюджет и армия которой тесно связана с Арменией. Вот только самопровозглашенная республика не признана никем в мире, в том числе и Арменией. Баку же считает эту территорию оккупированной.

Бои между армянскими и азербайджанскими силами продолжаются на нескольких участках фронта. Обе стороны обвиняют друг друга в обстрелах. Несмотря на договоренность о прекращении огня, уже 14 октября Ереван и Баку заявили о возобновлении боевых действий.

Как вспыхнул конфликт 30 лет назад. Интервью с лидером карабахского движения

Депутат правящей в Армении фракции «Мой шаг» Арман Егоян уверен, международное сообщество должно быть на стороне Еревана.

Комментирует Арман Егоян, депутат фракции «Мой шаг», Армения:

«Во-первых, международное сообщество должно единогласно, безоговорочно осудить Азербайджан и Турцию. Турцию — за то, что привезли этих террористов, Азербайджан — за то, что приняли этих террористов на своей территории. А во-вторых, международное сообщество должно признать независимость или какой-либо другой статус армян, статус народа Нагорного Карабаха. Потому что люди имеют право жить в своих домах. А страны не имеют право бомбить мирное население, на какой территории это бы не было. Им нужна просто земля — без населения — без армян».

Вдали от боевых действий, в Ереване, в воздухе также ощущается накал, и готовность отстаивать право армян жить в Нагорном Карабахе.

Одна из волонтеров, что помогают армии заявляет:

«Посмотрите, весь народ превратился в одну большую армию, в надежный тыл, в мощную передовую линию. У нас нет сомнения в нашей победе».

Наталья Погосян добровольно работает в одном из центров, в котором готовят маскировочные сетки и матрасы для солдат и госпиталей:

«С 2016 года по сей день, как только возникает какая-то необходимость в нашей поддержке и помощи, мы собираемся здесь, даем клич через социальные сети и вы видите, сколько людей. Здесь все, наверное, те, чьи братья, мужья, племянники, кто-то обязательно стоит на передовой. Мы же делаем все, что в наших силах. Мы защищаем не только себя, мы защищаем весь мир от террористов. О том, что они воюют на стороне Азербайджана — это доказанный факт, в этом уже никто не сомневается».

Помочь армянским солдатам пришла и Нунэ Манукян. Женщина утверждает, спокойных времен в Армении не было даже в мирное время:

«В нас стреляли, мы привыкли. Я считаю, что в этом есть религиозный оттенок. Хотя многие не хотят давать религиозную оценку. Потому что здесь стоит вопрос: жить армянскому народу или не жить. Для меня непонятно, когда христианский мир молчит. Когда они все в этом бизнесе оружия все замешаны. Они делают вид, что они такие чистые, то это просто неприемлемо».

Когда-то в этом помещение проходили занятия по брейк-дансу и карате, этот зал обустроили под производство маскировочных сеток.

Говорит руководитель школы танцев Леа Авакимян:

«У меня там ученики на фронте. Они вот с такого возраста у меня танцевали, они защищают родину. Они наши дети».

Как рассказывает автор инициативы — Давид — таких центров помощи по всей стране становится все больше. Сам мужчина живет в Москве, но, по его словам, в такое время не мог не вернуться на родину.

Бывший глава Азербайджана «Белсату»: Конфликт в Карабахе это «налог на независимость»

Давид Агаджанян, автор инициативы:

«В принципе в тылу настроения немного напряженное, тяжелое. Постоянно теряем своих друзей. Каждый день погибают люди, которых мы знаем, знали. И в то же время очень боевое настроение. Нет никакой паники, хотя мы понимаем, что ситуация трудная и во-первых, многие люди вносят свою лепту. И скоро будет 200 человек, которые вовлечены в нашу инициативу».

В Москве Давид читает лекции по истории и культуре Армении. Утверждает, история народа не позволит армянам отступить.

Давид Агаджанян:

«Большевики принесли в жертву наши исторические земли, которые еще Севрским договором были очерчены как Армения. Которые изначально входили в Армению. И также являются территорией армянского нагорья.

Кровь в Черном саду – за что воюют Азербайджан и Армения?

Народ Нагорного Карабаха понял, что-либо надо подниматься на ноги и защищаться, либо просто произойдет новый геноцид. Потом в 95 году: когда силы Азербайджана были на исходе, они попросили перемирия. В Бишкеке было подписано. До сих пор с 95 года на границе умирают солдаты из-за агрессии».

Причем солдаты умирают по обе стороны фронта. Под обстрелы попадают мирные жители, есть десятки погибших.

Азербайджан в свою очередь обвиняет Армению в обстрелах. В том числе и азербайджанского города Гянджа, расположенного в 60 километрах от линии фронта в Нагорном Карабахе. Только за ночь после объявленного перемирия в городе погибло по меньшей мере 10 человек. Ереван свою причастность к обстрелам гражданских объектов в Азербайджане отрицает.

Каким будет завтрашнее утро в Степанакерте, его жители даже не берутся предсказывать. Но местный владелец кафе — кажется, единственного открытого в городе, отмечает, среди посетителей будут лишь журналисты. А если прозвучит сигнал тревоги, то рядом есть бомбоубежище. Ничего такого, просто жизнь по правилам войны.

Светлана Овчарова, Витольд Репетович и Теймине Енокян, для программы «ПроСвет»

Фото: Sergei Bobylev / TASS / Forum

 

Новости