«Женщины должны иметь возможность получить все»: победительница кинофестиваля «Лістапад»


Мара Тамкович с наградой XXV МКФ «Лістапад». Ноябрь 2018 г.

24 ноября в минском «Доме кино» покажут «Лістапад. Коллекцию» – лучший игровой фильм национального конкурса «Дочь», короткометражные ленты «Ягор», «Нарушение спокойствия» и «Вахтер». Режиссерка ленты «Дочь» рассказала Belsat.eu о том, как материнство помогло ей победить творческий блок, и о попытках стать «мужиком» на съемочной площадке.

Карьера или семья

Несколько лет назад я бы однозначно ответила, что выбираю кино и карьеру, а не дом и семью. Моя работа предполагает сильную заангажированность в то, что я делаю.

Кино – это всегда нестабильность, отсутствие графика с 9 до 5, поездки и занятость по много часов в день, что оставляет небольшое поле для личной жизни. Парадоксально, но именно семья, а конкретно материнство, подтолкнуло мою карьеру на новый уровень.

Я отучилась в киношколе и очень долго, почти год искала тему на диплом. Необходимость принять решение парализовывала. Предстоящий фильм оказался моим «быть или не быть».

Когда у меня родилась дочь, перспектива поменялась. Карьера уже не должна была заполнить все. Мне просто нужно было снять фильм. Это оказалось очень освобождающим. Беременность (я тогда писала сценарий) и первые месяцы материнства, на которые пришлась препродукция и съемки, стали куда более продуктивными, чем период, когда, казалось бы, времени и возможностей было гораздо больше.

Это мышление, что женщина должна выбрать – наследие патриархального общества, в котором мужчина не стоит перед таким выбором. Я думаю, что женщина тоже не должна выбирать. Мы должны иметь возможность получить все.

Мужики, я же один из вас

Мара Тамкович на съемочной площадке. Сентябрь 2018 г.

Меня бесит, что женщина на съемочной площадке должна активно доказывать свои способности. Женщинам нужно заслужить то уважение, которое мужчина получает па умолчанию.

Недавно я отозвалась на предложение работы как второй режиссер, и мне отказали еще до того, как я отправила резюме, с формулировкой «мы ищем мужчину». Меня это очень разозлило и расстроило.

И таких примеров множество. Немного иначе выглядит ситуация, когда ты приходишь на площадку как режиссер – ты главный и все должны тебя слушать. А когда ты приходишь на съемки как второй режиссер, а это менеджерская позиция, ты имеешь дело с «мужскими» департаментами: свет, камера, звук.

Я несколько раз попадала в ситуацию, когда приходила на площадку, и до того, как успела представиться, меня автоматически принимали за статистку или ассистентку.

Я пробовала разные стратегии выживания. Сначала старалась играть роль мужчины, пробовала быть «своим парнем», мол, мужики, я же один из вас. Позже поняла, что это бессмысленно и еще больше цементирует сложившуюся ситуацию.

Как ни странно, но искусство одна из сфер, где дискриминация – «норма».

В корпокультуре это уже неприемлемо. В политике женщина уже не удивляет, хоть нас и меньшинство. В польской киноиндустрии только 14 % женщин-режиссеров. Что примечательно, в Беларуси сейчас появляется много женских имен. Дело не в нашей исключительной гендерной эгалитарности.

Просто беларуский кинобизнесс не существует. Нет устаканившейся патриархальной структуры, как в Голливуде или даже Польше, и, в конце концов, в беларуском кино нет денег. Такие экстремальные условия оказались полем, на котором побеждают женщины.

Невозможно снять все кино мира

В кино количество работ, которые ты можешь сделать за свою жизнь, очень ограничено. В лучшем случае ты будешь снимать один фильм в год. Реально – раз в несколько лет. Невозможно снять все кино мира. Если ты хочешь найти свой собственный голос, очень важно чувствовать, какой фильм твой настолько, что ты готова его снять, а на какой готова была бы потратить несколько часов на просмотр. Когда я думаю над очередной идеей, которая кажется интересной, я спрашиваю себя, важна ли она настолько, чтобы потратить на нее несколько лет.

Без любви не будет денег

Зарабатывать на своём кино очень трудно. Зарабатывать на трудных фильмах еще труднее. Но я не считаю коммерческое кино продуктом второго сорта. И уж тем более не думаю, что финансовым потенциалом картины стоит пренебрегать. В конце концов, это бизнес, а не благотворительность. Но если я вдруг начну снимать кино исключительно исходя из того, что продается, а что нет, то будет обратный эффект.

Успехом пользуются фильмы, которые сделаны с призванием. Если скажешь себе «пойду сниму коммерческое говно», то ты на выходе его и получишь.

При этом снять несъедобный артпродукт и назваться непонятым гением тоже не лучшее решение. Огромного таланта требует умение снимать важные, честные фильмы, которые при этом находят своего зрителя. Думаю, к этому стоит стремиться.

Мара Тамкович возле своей альма-матер – минской СШ № 64. Ноябрь 2018 г.

Поэзия и проза

В литературе я приверженка прозы. И мои фильмы, скорее, проза, чем поэзия. Поэзия всегда казалась мне прежде всего формой, импрессией. Сплетением слов, которые пытаются поймать ощущение.

Проза – это прежде всего история, при которой сплетение слов – только обрамление. Но в хорошей прозе должна быть поэтичность и выдержанность формы. Я пытаюсь применять это к фильму.

Кинофранкенштейн

Я руководствуюсь двумя критериями, когда придумываю героя: правда и драматургия. Персонаж должен быть психологически цельным. Он должен быть как живой человек. Но кроме этого есть правила ремесла, поэтому я добавляю персонажу черты, которые помогут сделать историю сильнее, интереснее и ближе зрителю.

Если не опираться на жизненную правду, то можно получить «Черный квадрат» вместо портрета. Есть авторы, которые добиваются этого эффекта. Я себя некомфортно чувствую в таком формате наррации.

Чтобы показать Беларусь нужна творческая свобода

Беларуская реальность вдохновляет меня как автора, мне кажется, она очень кинематографична, противоречива, контрастна и стоит того, чтобы ее показать. Но чтобы ее показать, нужна творческая свобода. Если отполировать все противоречия и шероховатости, получится просто плоская поверхность.

Я перманентно скучаю по какому-то дому

Мара Тамкович возле Минского дворца молодежи. Ноябрь 2018 г.

Я уехала в Польшу, когда мне было 17 лет. Единственный дом, который у меня был и есть в Минске, это дом моих родителей. Минск для меня в каком-то смысле замер. Есть совсем немного мест, которые добавились на мою карту как значимые, за последние 12 лет. Я приезжаю и непроизвольно повторяю маршруты, которые были частью моей тогдашней реальности, поэтому каждый приезд в родной город приправлен ностальгией. Но иногда новое бьет тебя прямо между глаз.

За музеем Ваньковича есть такие старые улочки. Там когда-то был заборчик, на котором можно было присесть и смотреть на Свислочь. Иногда я приходила туда читать или прогуливать уроки. Раньше там никогда никого не было – речка, пустота, вид на Немигу. А теперь там Зыбицкая.

Когда уезжаешь в другую страну, концепция дома расплывается. В Минске я скучаю по Варшаве, а в Варшаве по Минску. Можно сказать, что перманентно скучаю по какому-то дому.

Фильм бывшей ведущей «Белсата» победил в национальном конкурсе «Лістапад»

Мара Тамкович – режиссер, сценарист, журналист. Раньше работала ведущей программы «Неделя в Оъективе» на нашем телеканале. Автор документальных и игровых фильмов, которые показывались в Гдыне, Кракове, Тель-Авиве, Нью-Йорке, Лондоне и Москве.

Беседовал Юрий Высоцкий, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии