Задержания, избиения, аресты. Как преследуют журналистов «Белсата» после выборов

Начиная с 9 августа журналистское сообщество Беларуси переживает беспрецедентный уровень давления и репрессий со стороны государства. Belsat.eu подготовил обзор преследования наших журналистов за последние 7 с половиной недель. Семеро из них на момент написания этой статьи оставались за решеткой.

Начиная с 9 августа было зафиксировано более 50 случаев задержаний корреспондентов «Белсата» или журналистов-фрилансеров, которые сотрудничают с нашим телеканалом. Общий срок административного ареста, которые получили наши журналисты, превышает 120 суток. Некоторые прошли через избиение или получили травмы в результате использования силовиками оружия во время разгона протестов. Неоднократно задержания сопровождались полной конфискацией техники. Наконец, доступ к нашей странице belsat.eu в августе белорусское государство ограничило.

Гранаты, пули и избиение

Преследование журналистов «Белсату» после выборов условно можно разделить на два этапа. Первый – это кровавые события 9-12 августа, когда журналистам приходилось непосредственно рисковать своей жизнью во время жестокого разгона протестов.

Ст. м. Пушкинская, Минск, Беларусь. 10 августа 2020 г. Фото: Александр Васюкович / Vot-tak.tv / Belsat.eu

Минимум трое наших корреспондентов получили травмы в результате использования силовиками спецсредств. 10 августа во время трагических событий возле станции метро «Пушкинская» (именно в тот вечер погиб демонстрант Александр Тарайковский) светошумовыми гранатами контузило фотокорреспондентку Татьяну Капитонову и журналистку Екатерину Андрееву.

Ст. м. «Пушкинская», Минск, Беларусь. 10 августа 2020 г. Фото: Александр Васюкович / vot-tak.tv / belsat.eu

На следующий день, 11 августа, возле «Пушкинской» повреждение от резиновой пули получила фотокорреспондент Ирина Ареховская. В связи с полученной во время работы травмой Ареховская написала обращение в Следственный комитет с просьбой провести проверку законности действий силовиков, результатов которой до сих пор нет.

Ирина Ареховская (слева) во время Марша 30 августа. Фото: Александр Васюкович

Многим белсатовцам помогали спасаться от силовиков жители соседних к месту событий домов. Именно так после легкой контузии 10 августа спаслась Екатерина Андреева – ее впустили в квартиру незнакомые люди и разрешили остаться до окончания зачистки.

Ст. м. Пушкинская, Минск, Беларусь. 10 августа 2020 г. Фото: Александр Васюкович / Vot-tak.tv / Belsat.eu

Журналисты, попавшие в руки силовиков в те дни, прошли через очень жестокое обращение и избиение. Стаса Ивашкевича задержали вечером 9 августа на одном из избирательных участков и отправили в ИВС на Окрестина, где он провел около 48 часов. В его камере, которая рассчитана только на 3 места, в течение двух суток находилось 13 человек, которых фактически не кормили. Задержанных выводили во двор и прогоняли «через строй», избивая резиновыми дубинками. 11 августа суд признал Ивашкевича виновным в правонарушении по арт. 23.34 (участие в несанкционированном мероприятии) и оштрафовал на 30 базовых величин.

Стас Ивашкевич в очереди на Окрестина, где задержанным возвращали личные вещи. Минск, 15 августа 2020 года. Фото: Ирина Ареховская / Vot-tak.tv / Belsat.eu

Журналистка «Белсата» Елена Дубовик была задержана вечером 10 августа возле Центрального РУВД и провела за решеткой почти трое суток. Сначала ее избили сразу после задержания, а потом – после того, как журналистка отказалась подписывать сфабрикованный протокол. Блондинка-смотрительница била Елену в том числе коленом в живот. В результате журналистку госпитализировали в больницу с подозрением на «разрыв яичника».

Журналистку «Белсата» госпитализировали после трех дней на Окрестина. Ее избивала надзирательница

Бобруйскую журналистку Марину Молчанову, которая сотрудничает с «Белсатом», 10 августа задержали возле ИВС. Омоновцы били ее дубинкой, оскорбляли и обещали убить.

Несмотря на жестокое обращение, в большинстве случаев задержанных 9-12 августа белсатовцев отпускали без суда, а иногда и без составления протоколов. Однако некоторым региональным корреспондентам уже тогда присуждали административные аресты. Журналист из Глубокого Дмитрий Лупач получил 5 суток ареста (его задержали 9 августа), витебский корреспондент Дмитрий Казакевич – 10 суток ( 9 августа), могилевская журналистка Алина Скребунова – 8 суток (11 августа), гомельский репортер Евгений Меркис – 15 суток (12 августа). Во всех четырех случаях журналистов обвиняли в участии в несанкционированном мероприятии, хотя на самом деле во время акций они выполняли свои профессиональные обязанности.

Миссия – журналист

История с задержанием Дмитрия Казакевича имела неожиданное продолжение. Журналист провел за решеткой 5 из 10 присужденных ему суток ареста, после чего его освободили. А 28 сентября судья Вероника Борисова прекратила административное дело против Казакевича из-за недоказанности вины и даже извинилась перед ним от имени суда. Это абсолютно уникальный случай в истории преследования белсатовцев.

Судебный конвейер

Второй этап послевыборного преследования белсатовцев начался в конце августа. Уровень физического насилия явно снизился, однако сейчас вырос риск оказаться за решеткой в результате выполнения своих профессиональных обязанностей. Фабрикация административных протоколов, где журналистов обвиняли в участии в массовых мероприятиях или в неповиновении милиции, стала массовым явлением.

Фотограф Александр Васюкович в зале суда Фрунзенского района. Минск, Беларусь. 15 сентября 2020 г. Фото: Ирина Ареховская / belsat.eu

27 августа во время прямого эфира задержали журналистку Екатерину Андрееву и оператора Максима Горченка. Несмотря на то, что существовала видеозапись, доказывающая, что белсатовцы во время акции у Ратуши в тот день исполняли свои профессиональные обязанности, на них составили протоколы за участие в несанкционированном массовом мероприятии. Ночь они провели в актовом зале Октябрьского РУВД. На следующий день суд направил протоколы на доработку и белсатовцы вышли на свободу.

Коллеги встречают журналистов, которые выходят после задержания и пребывания в ЦИП на Окрестина. Минск, Беларусь. 15 сентября 2020 г. Фото: Ирина Ареховская / belsat.eu

Екатерина Андреева и Максим Горченок были вновь задержаны в прямом эфире во время женского марша 12 сентября. Сейчас уже на них составили протоколы по ст. 23.4 (неповиновение милиции) и 22.9 КоАП (нарушение закона о СМИ) и отправили в ЦИП на Окрестина. Там они провели трое суток, суд состоялся только 15 сентября. Октябрьский райсуд вернул протокол по ст. 23.4 на доработку, а по ст. 22.9 оштрафовал обоих журналистов на 50 базовых величин (1350 BYN).

Репортаж с руками за спиной. Как журналистка «Белсата» провела три дня на Окрестина

Кстати, для оператора Максима Горченка это было уже третье задержание за три недели: 5 сентября его вместе с Еленой Дубовик задержали на женском марше, но тогда их через несколько часов отпустили, составив протоколы по ст. 22.9 КоАП.

Журналисты «Белсата» Максим Калитовский и Елена Дубовик разговаривают с участницей женского шествия мира в Минске. 5 сентября 2020 года. Фото: Ирина Ареховская / Belsat.eu

Более сурово суд отнесся к Алесю Любенчуку и Денису Гончаренко, которых задержали в Минске 24 сентября. На них также составили протоколы за «неповиновение милиции» и «нарушение закона о СМИ», но теперь уже суд наказал обоих журналистов административным арестом на 12 суток. Также Любенчука и Гончаренко оштрафовали на 30 базовых величин каждого. Параллельно 15 суток ареста (якобы за участие в несанкционированном массовом мероприятии (ст. 23.34 КоАП) получил Павел Потапов.

Алесь Любенчук. Фото: Facebook

Даже если суд решает ограничиться штрафом, то это не означает, что журналист сразу выйдет на свободу. Марию Гриц задержали во время женского марша 26 сентября, составили протокол по 23.34 и оставили до суда на Окрестина. 28 сентября суд Заводского района оштрафовал Марию на 20 базовых величин, однако из ЦИП ее не выпустили – милиция составила на журналистку новый протокол и оставила за решеткой. Дома у Марии осталась маленькая дочь.

«Раньше 23.34 не шили»

Усилилась охота на белсатовцев и в регионах. Евгения Меркиса и Марину Дробышевскую задержали 14 сентября – суд наказал их 15 и 10 сутками ареста соответственно. Оператор Андрей Толчин из Гомеля получил 5 суток ареста. Во всех трех случаях на журналистов составляли протоколы по ст. 23.34 КоАП. Гомельский журналист Евгений Меркис должен был выйти на свободу 29 сентября, но его оставили за решеткой отбывать 12 суток административного ареста, которые он получил еще в августе. В результате он должен непрерывно отсидеть в изоляторе 27 дней.

Лариса Щирякова. Фото из Facebook

Несколько раз составляли протоколы по ст. 23.34 и на гомельскую журналистку Ларису Щирякову. Всего, начиная с конца августа, журналистку задерживали трижды. Дважды ее при этом оставляли в изоляторе до суда: в ИВС она провела ночь с 3 на 4 сентября, а также трое суток с 11 по 14 сентября. Щирякову хотели оставить за решеткой и после задержания 30 августа, однако тогда журналистке стало в милиции плохо и ее в итоге госпитализировали. Административный арест Ларисе не присуждали, но четыре раза штрафовали.

Лариса Щирякова констатирует, что давление на независимых журналистов в регионах всегда было очень сильным, однако ранее по крайней мере репортерам «не шили» ст. 23.34 и не оставляли до суда в изоляторе. Хотя условия работы журналистов в течение августа-сентября менялись стремительно.

«Были пару недель абсолютной свободы (имеется в виду кратковременный период после 12 августа, когда власти не разгоняли акции протеста, – Прим. belsat.eu), потом пару недель уже свободы с последствиями. А потом совсем закрыли. Хотя на последнем марше нас не трогали», – отмечает Лариса.

«Мы с коллегами на каждый репортаж идем, как на войну»

Журналистка «Белсата» Екатерина Андреева. Фото: Ирина Ареховская / Belsat.eu

Екатерина Андреева говорит, что сейчас журналисты на каждый репортаж идут как на войну.

«С начала августа для меня стало понятно, что каждый выход на работу может закончиться по крайней мере задержанием, а может и чем-то хуже. Несмотря на все пройденные ранее курсы по безопасности журналиста, все равно на пару секунд теряешься, когда слышишь выстрелы и взрывы в паре десятков метров. Но позволить себе заминку в такой ситуации нельзя – это вопрос жизни. Мы должны осознавать, что безопасность (пусть и относительная) важнее материала: раненый журналист не может продолжать эфир. Раньше моя работа также была связана с давлением и задержаниями, но сейчас мы с коллегами на каждый репортаж идем, как на войну: с собой всегда комплект чистой одежды, аптечка с медикаментами и средствами первой помощи, вода и косынка на случай слезоточивого газа, функция SOS-уведомления на телефоне…», – рассказывает Екатерина.

Силовики продолжают задержания в Минске. Они используют перцовый газ. 23 сентября 2020 г. Фото: Алиса Гончар / belsat.eu

Одновременно Екатерина признает, что есть и позитивные моменты в новых условиях:

«Еще никогда раньше я не слышала столько слов искренней благодарности журналистам. Люди подходят ко мне и моим коллегам, чтобы обнять, сфотографироваться, подарить цветы. Нас называют героями, но я считаю, что просто выполняю свою работу и нахожусь в нужное время в нужном месте, чтобы донести информацию до зрителя».

БАЖ: Количественные показатели репрессий зашкаливают

Андрей Бастунец

Председатель Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) Андрей Бастунец в комментарии belsat.eu отметил, что журналистское сообщество сейчас переживает, пожалуй, самые масштабные репрессии за все годы независимости Беларуси.

«Все время белорусские независимые медиа находятся под серьезным давлением, но этот год выделяется даже на этом фоне именно количеством и разнообразием репрессий. Количественные показатели репрессий зашкаливают. Это худший год за все время. Хотя одновременно стоит отметить, что мы все же проходили и через смерть наших коллег, через закрытие деятельности газет (когда не было еще интернет-СМИ)», – подчеркнул он.

Задержания участников Марша героев в Минске. Фото: Александр Васюкович / belsat.eu

Бастунец пока не видит принципиально новых форм преследования или давления на журналистов. Главное отличие от прошлых лет именно в количественных показателях.

«Все формы давления уже были опробованы в той или иной степени. Это касается и блокировки интернет-ресурсов, и задержания журналистов, и обвинения журналистов в том, что они якобы являются участниками массовых мероприятий, и даже повестки о закрытии СМИ. Все это мы уже проходили и раньше. Сейчас мы фиксируем примерно в три раза больше случаев давления на журналистов, чем это было в самые худшие годы, например, в 2011 году», – констатирует глава БАЖ.

«Нашей Ниве» грозит штраф за ситуацию с ранением журналистки Натальи Лубневской

Игорь Ильяш/ИР, belsat.eu

Новости