«Забастовка – действенный метод. Но нужна массовость». Забастовщики крупных предприятий – о своих мотивах и будущем

Наши собеседники любят свою работу, но больше не могут спокойно работать, так как в Беларуси нарушаются законы и происходит насилие над мирными людьми. Они живут в разных городах, имеют разные специальности, но хотят одного и того же: отставки Лукашенко, новых честных выборов, освобождения всех политзаключенных и прекращения насилия со стороны силовиков.

Максим Данилевич, 32 года, Солигорск

Максим женат, имеет двух сыновей. Работает электрослесарем на «Беларуськалии» с 2012 года: сначала в цехе автоматизации, а с 2017 года на подземном участке внутришахтного конвейерного транспорта. О работе отзывается так: «ответственная и не рутинная, дружеский коллектив».

Максим Данилевич

«Я дорожил своей работой, и мне тяжело было уходить. Но оставаться в стороне, когда моих земляков калечат и запугивают, я тоже не мог. Последней каплей стали новости на государственном канале ОНТ, которые я случайно увидел в гостях. Дома мы кабельное телевидение не смотрим. Меня возмутило, как государственные СМИ искажают события в Беларуси», – говорит Максим.

Он присоединился к стачке 9 ноября. Заявление о вступлении в стачку передал руководству через напарника, и с того момента не выходил на работу. Поскольку некоторых бастующих увольняли через день после объявления стачки, Максим готов и к такому уходу, но пока ему об этом никто не сообщал.

«Я разделяю все требования стачкома, но главное для меня, конечно, это отставка Александра Лукашенко. Коллеги в большинстве своем понимают тех, кто бастует. Даже разделяют наши мнения, но кредиты, отсутствие собственного жилья их останавливают», – объясняет Максим.

По его словам, на «Беларуськалии» работают люди с разными взглядами. Есть и те, кого все в Беларуси устраивает. Но Максим не осуждает ни одних, ни других. Его лично поддерживает жена, решение присоединиться к стачке они принимали с ней вместе.

«Я верю в победу народа и что мы, как государство, будем действительно процветать. Я очень хочу вернуться на свою работу, но это возможно только в случае победы. Если придется все-таки искать новую работу, я уверен, что смогу ее найти», – делится мыслями Максим Данилевич.

Александр Морозов, 29 лет, Жодино

Уже 11 лет Александр работает каменьщиком в цеху БСК-800 на «БелАЗе». Работа ему нравится, он имеет дружелюбные отношения в коллективе и хорошую зарплату – около 1200 рублей. К забастовке Александр присоединился 11 ноября, но мысли о забастовке держал еще с 26 октября.

Александр Морозов

«26 октября мы вышли на площадь на территории предприятия, чтобы выразить недовольство несправедливыми выборами, на которых украли наши голоса. Мы хотели диалога с руководством, но дождались только угроз от начальника охраны – он обещал, что нас будут избивать, что мы будем ходить с синими задницами. Такой вот диалог».

26 октября на площадь вышло 9 сотрудников »БелАЗа«. Всех разогнали. Троих почти сразу уволили, остальные, включая Александра, были наказаны денежно.

И все-таки 11 ноября Александр пошел на работу с уведомлением для руководства о начале забастовки. Главные требования, как и у рабочих на других заводах – отставка Лукашенко, честные выборы, освобождение политзаключенных, прекращение насилия со стороны силовых структур.

«Я увидел, что другие сотрудники завода все же объявили забастовку. Это и подтолкнуло, помогло решиться. Для меня лично решение было непростым, боялся, как и все, но преодолел этот страх. На работе не знали, что делать с моим уведомлением. Просто приняли его и ничего не сказали. После перезвонили из отдела кадров и переспросили, правда ли, что сейчас я на больничном», – рассказывает Александр.

Он и правда с 9 по 13 ноября находился на больничном с диагнозом простуда. Александр говорит, что устал читать об избиении мирных людей. Он хочет, чтобы насилие в Беларуси прекратилось. По его мнению, именно забастовка может этому поспособствовать.

«Но забастовка должна быть общей. Нужно, чтобы на «БелАЗе» хотя бы 500 человек к ней присоединились. Тогда подействует. Ну, а если не забастовка, то уже ничего не поможет», – считает Александр.

Шествие работников БелАЗа в Жодино. Фото: Ирина Ареховская / Belsat.eu

Александр говорит, что его решение поддержали только незнакомые люди в социальных сетях. Они писали ему: «Молодец!» и т.д. А коллеги, родители, друзья – не одобрили. По словам Александра, многие голосовали за Тихановскую и поддерживают перемены, но откровенно не могут об этом заявить: наверное, боятся потерять работу, ведь у каждого семья и дети.

Если при помощи забастовки или иных методов не удастся сменить власть, Александр готов к переезду даже в другую страну.

Людмила Литвиненко, 35 лет, Жлобин

Людмила работает машинистом по навивке канатов на Белорусском металлургическом заводе более 3 лет. Раньше была швеей у частника и зарабатывала 700 рублей, а на завод пошла за большей зарплатой. В результате за тяжелую мужскую работу начала зарабатывать 900 рублей.

Людмила Литвиненко

В стачку Людмила вступила 11 ноября, а до этого на 2 смены объявила итальянскую забастовку – работала только на полностью исправных машинах и не обслуживала те, которые были неисправны.

«11 ноября на собрании перед началом работы я отдала заявление о забастовке. В основном я выдвинула экономические требования: повысить зарплату, приобрести новое оборудование на завод, поднять рентабельность завода, сократить давление на рабочих», – объясняет Людмила. Мастер принял заявление от Людмилы и молча ушел. Через час женщину позвали на беседу, в ходе которой выясняли, что именно ее не устраивает.

«За свою работу я хочу получать около 1000 долларов. Хочу, чтобы у нас было все необходимое оборудование, ведь у нас даже веников на участке нет, чтобы убраться. Сначала на меня начали давить и обвинять во лжи, потом увидели, что я непоколебимо стою на своей позиции и стали разговаривать в другом тоне. Предложили еще раз подумать», – говорит Людмила.

«Я подумала и все равно сказала, что мне не нравится, как на заводе относятся к людям. Точнее, за людей нас никто не считает. И сколько ты ни говори, обстановка на заводе никак не меняется», – комментирует Людмила.

В итоге ее уволили по статье за то, что отказалась выполнять свои профессиональные обязанности. Приказ об увольнении сделали за день. Коллеги видели, что происходит, стояли, шушукались между собой, а подошел к Людмиле только один человек. Он сказал: «Молодец, я тоже хочу так сделать, но боюсь».

Запугивать людей увольнением, по словам Людмилы, на БМЗ начали сразу после выборов. «Они все ходили и говорили, что вы никуда не сможете устроиться. Одним словом, настраивали людей, чтобы те не ходили на митинги. Мне было понятно, что руководство просто не хочет проблем себе», – объясняет Людмила.

О политической ситуации в Беларуси Людмила не боится высказываться. Женщина выступает против фальсификации выборов, против избиения мирных граждан и за свободу выражения мнений. Моральную поддержку Людмила чувствует от друзей и знакомых, никто из них хоть и не присоединился к забастовке, но готовы помочь Людмиле, если понадобится.

«Я в разводе, мою несовершеннолетнюю дочь, живу на съемном жилье. Что буду делать дальше, я не знаю. Жлобин-небольшой город. Особо некуда устроиться, средняя зарплата здесь – около 500 рублей. Возможно, я вернусь к частнику, а возможно, открою что-то свое, посмотрим», – говорит женщина.

Людмила надеется, что белорусы добьются своего, и власть сменится. Для этого, по ее мнению, необходимо, чтобы люди поняли, что все зависит от нас самих. «Я думаю, если бы к забастовке присоединялись не единицы, а большинство, то у власти просто не осталось бы выбора», – сказала Людмила.

Алексей Дорогой, 35 лет, Гродно

Алексей работает на «Гродно Азоте» 15 лет, попал по направлению от училища на должность сварщика, после работал слесарем, а дальше перешел на должность слесаря-ремонтника 5 разряда. Менять работу не собирался – все устраивало. До 9 августа.

Поддержка азотовцам из Москвы. Фото: t.me/stachkomazota

«Ситуацию изменили выборы. Мне, как и остальным, хотелось смены власти, а также чтобы не было насилия над мирными людьми. 26 октября я с другими сотрудниками «Гродно Азот» вышел к проходной. Всех задержали, доставили в РОВД, где на нас составили протоколы по арт. 23.34 КоАП – за несанкционированный пикет», – рассказывает Алексей.

Требования у рабочих были политические: отставка Лукашенко, новые честные выборы, освобождение политзаключенных и т.д. Всего на проходной 26 октября задержали 33 сотрудника «Гродно Азот». Всех уволили. Как говорит Алексей, на заводе некому работать, поэтому некоторых приняли обратно. Но большинство не вернулось, мол, извиняться не собираются.

«Заказным письмом мне сообщили, что я уволен и нужно забрать трудовую книжку в отделе кадров. Официально причиной увольнения стало нарушение трудовой дисциплины. Но этого в моем случае не было, так как я пришел на проходную в свой выходной день», – объясняет Алексей.

По мнению Алексея, он ничего плохого не сделал, но ходить что-то доказывать не собирается, так как считает, что в Беларуси перестали действовать законы. Сейчас у Алексея нет планов на ближайшее будущее. Он собирается следить за ситуацией. Мол, с заданием бы вернулся на свою работу после смены власти.

«Многие мои коллеги поддерживают перемены, но они боятся. Боятся именно быть уволенными, ведь у всех одна проблема – кредиты на жилье, маленькие дети. Но мы не должны опускать руки. Если мы это сделаем – будет конец всему. Люди не должны сдаваться», – считает Алексей.

Дома Алексея поддерживает жена, которая сказала, что они «не пропадут». У них двое детишек. Алексей на «Гродно Азоте» зарабатывал 1100-1200 рублей. Хотя найти работу ему сейчас будет трудно, но он не жалеет ни о чем. »Зато мне не стыдно будет смотреть своим детям в глаза, когда они вырастут», – объяснил Алексей.

Дмитрий Борейша, 54 года, Гомель

Дмитрий 27 лет работал на Гомельском вагонном участке отделения «Белорусской железной дороги». Говорит, что втянулся. Сначала работал механиком, после начальником поезда, а после и инженером по охране труда. Зарплата Дмитрия составляла около 1500 рублей в лучшие времена и 1200 рублей в последнее время.

Дмитрий Борейша

27 сентября Дмитрий вместе с женой принимали участие в мирном шествии в Гомеле. Вместе они были задержаны и осуждены: жена после 3 суток в изоляторе получила штраф 20 Б.В., а Дмитрий получил арест 15 суток.

«Когда я вышел из изолятора, на меня началось давление со стороны руководства. Мне открыто предложили уволиться. На той же неделе Тихановская призвала присоединиться к забастовке, и я решил это сделать», – рассказывает Дмитрий.

Он написал заявление руководству. В заявлении он отметил, что не согласен с результатами выборов и с 29 октября присоединяется к забастовке. В тот день Дмитрий оставался на рабочем месте, но ничего не делал. У него поставили видеокамеру и вели запись. В течение дня Дмитрию приносили два распоряжения на выполнение работы, от которых он отказался.

На следующий день Дмитрию позвонили и объявили об увольнении за неисполнение служебных полномочий лицом, у которого есть взыскание. Это взыскание Дмитрий получил во время проверки, которая приехала после его ареста. После увольнения Дмитрия вызывали в РОВД на профилактическую беседу.

«Я обратился к правозащитникам »Весны«, но мне объяснили, что мое увольнение произошло якобы на законных основаниях. Смысла обжаловать нет, но я точно буду как-то реагировать, чтобы зафиксировать это все», – сказал Дмитрий.

Дмитрий говорит, что на работе очень много людей подходило к нему, чтобы выразить солидарность. Они все разделяют взгляды Дмитрия, но собственно забастовку не поддержали – боятся.

Участницы акции поддержки рабочих БелАЗа, объявивших забастовку, возле территории завода. 26 августа 2020 года. Фото: Ирина Ареховская / Belsat.eu

«26 лет из нас делали то, во что мы превратились. Многие люди связаны кредитами. У меня же таких проблем нет, поэтому мне было проще. Хотя у меня тоже есть несовершеннолетний сын, но жена поддержала мое решение полностью. Забастовка – очень действующий метод, чтобы поколебать этот режим, наряду с экономическими санкциями против руководства страны. Но нужно, чтобы забастовка была массовой», – говорит Дмитрий.

«Я ни о чем не жалею. У меня была надежда, что мой поступок подтолкнет других. И это произошло, возможно, но не так сильно, как я бы хотел. В любом случае моя забастовка какое-то влияние на людей оказала. Люди мне пожимали руку», – говорит Дмитрий.

Дмитрий не скрывает, что хотел бы восстановиться на работе, когда сменится власть. Он считает, что был уволен по политическим мотивам. Ему сложно что – то менять в жизни, но он к этому готов – уже собирается идти на курсы по IT-специальности.

  • В конце октября Светлана Тихановская призвала к общенациональной забастовке и выступила с заявлением о начале Народной Забастовки. Главное требование – отставка Александра Лукашенко с поста главы государства.

Ольга Васильева/ИР belsat.eu

Новости