С чем ездил Лукашенко в Африку и что оттуда привез?

Трехдневное турне главы Беларуси в Египет и Судан принесло договор на три миллиона долларов с Каиром и смутную возможность разработки нефтяных месторождений совместно с Хартумом. Достойны ли такие результаты визита высочайшего уровня, или, возможно, глава Беларуси привез в Африку иное предложение? 

Первым был Египет. Визит высокого гостя был как раз накануне белорусско-египетского бизнес-форума. Но перед этим Лукашенко встретился с местным министром обороны Седки Собхи.

«У нас же нет закрытых тем для сотрудничества и мы готовы предложить вам всю возможную помощь и поддержку, когда вы будете в этом заинтересованы. Мы также с президентом договорились, что вы найдете время и приедете в Беларусь, и если вам наши технологии покажутся приемлемыми, будем вместе работать», — сказал на встрече глава Беларуси.

Лукашенко поехал продавать оружие?

Какие технологии могут заманить министра обороны из страны, где только на прошлой неделе в предместьях столицы в результате террористической атаки погибли восемь правоохранителей, догадаться отнюдь не трудно.

«Когда звучит эта фраза: «нет закрытых тем» – значит, речь идет о продаже оружия. Такая идея: по ложечке продать всем, то есть, вместо одной большой России найти уйму мелких рынков. И Лукашенко считает, что если наладить контакты в таких авторитарных странах, как у нас — то это принесет успех», — считает военный обозреватель Александр Алесин.

Во время встречи с Министром обороны и военной промышленности Египта Седки Собхи. Фото president.gov.by

То есть это продолжение бесконечного поиска рынков, альтернативных российскому. В прошлом году в октябре были Узбекистан и Пакистан — сегодня Африка. Что Беларусь может предложить странам третьего мира, кроме вооружения?

«Беларусь производит продукцию для небогатых, а скажем прямо – бедных стран. И чем характеризуется эта продукция – простотой, тем, что там минимум электроники. Что она дешевая и ее может ремонтировать пользователь», – говорит Александр Алесин.

То есть все то же: сельскохозяйственная техника и тракторы. Судан и Египет – одни из немногих африканских стран, которые благодаря Нилу могут вести активное сельское хозяйство. А своими египетскими клиентами в награжденном на Каннском фестивале ролике хвалится даже МТЗ.

Из Египта в Судан

Из Египта – в Судан, который встретил главу Беларуси золотыми автоматами и неловким исполнением государственного гимна. Здесь, после встречи с президентом Омаром аль-Баширом, на которого Международный уголовный суд выдал ордер на арест за геноцид сотен тысяч человек, Лукашенко рассказал полупустому парламенту страны, которая еще в прошлом году была на последнем месте в мире по защите прав человека, о политике мира и многовекторности.

«То, что переживаете вы, мы переживали в свое время. Вы переживаете этот период. И вы должны знать, что у вас есть друзья, которые имеют подобный опыт и имеют все то, что вам сегодня нужно», — поделился Лукашенко.

К счастью, в Беларуси не было гражданской войны, как это было в Судане. Конфликт, который закончился в 2005 году, разгорелся с новой силой всего четыре года назад. В такой стране официальный Минск собирается совместно с местными компаниями добывать нефть.

«По крайней мере в трех провинциях ведутся боевые действия, причем это те провинции, где расположены месторождения, или которые просто граничат с месторождениями нефти. Соответственно, большие компании и серьезные игроки опасаются идти в такие страны», — полагает Игорь Тышкевич, эксперт программы «Международная и внутренняя политика» Украинского института будущего.

Какое количество оружия Беларусь продает в Африку

Тем не менее, известные запасы черного золота в Судане достигают не менее двух миллиардов тонн нефти. К сравнению, в нашей стране за полвека добыли около 130 млн тонн. К тому же, наша страна опосредованно помогает местным властям решить проблему конфликта на нефтяных месторождениях. Известно, что за последние три года Минск продал Хартуму не менее шести бомбардировщиков СУ-24 и по крайней мере один вертолет МИ-8. Какое количество оружия Беларусь продает в Африку – сказать невозможно.

«Я бы не брался оценивать конкретные объемы, ведь так: часть идет через официальные источники. Часть идет через негосударственные, которые сотрудничают с белорусским ВПК. Часть идет по серым схемам, то есть о сделке узнаешь через пару лет», — говорит Игорь Тышкевич, эксперт программы «Международная и внутренняя политика» Украинского института будущего.

Официально же торговля с Суданом достигает всего более сорока миллионов долларов в год. Причем Беларусь у этой страны не покупает ничего. В случае Египта это цифра — в четыре раза больше. Зачем к партнерам такого уровня едет сам глава страны, мы, возможно, в статистике Белстата так и не найдем.

Всеволод Шлыков, АХ, belsat.eu


В последнем выпуске программы «ПраСвет»:

Куда Трамп поведет Соединенные штаты? Удалась ли идея Трампа сделки с Путиным? Беларус в Ираке: «Мы не спали в отелях, так как могут продать в Исламское государство». Смотрите «ПраСвет» с Сергеем Пелясой.

Смотрите также

Новости