«Я работаю ради народа» Как изнутри выглядит кухня белорусских государственных СМИ

Белорусские государственные медиа считаются одним из главных столпов, на которых держится белорусская власть. «Белсат» поговорил с тремя работниками государственных СМИ. Один из них работает там и по сей день, другую — уволили из-за гражданской позиции, а третья ушла по собственному желанию.

Работник государственного телеканала: белорусское ТВ – не фабрика фейков

Наш герой, пожелавший остаться анонимным, работает на одном из государственных телеканалов около 7 лет техническим специалистом. Работа на телевидении не была его мечтой – это просто один из этапов карьеры.

«Я не понимаю агрессии по отношению к сотрудникам, которые занимаются техническим обслуживанием. Унижения, угрозы поломать аппаратуру – вопиющие и нелогичные. Если человек не занят в непосредственном производстве смыслов, то неразумно за эти смыслы ему предъявлять претензии», – говорит наш герой»

Автомобиль Белтелерадиокомпании. Скриншот

Собеседник отмечает, что на его месте работы довольно дружеская атмосфера. Работники лояльны друг к другу, часто женятся, дружат вне работы. Однако он отмечает, что такая солидарность, как в деле Ивана Голунова [российский журналист, которому летом 2019 года полиция подбросила наркотики, он был освобожден благодаря общественному резонансу – belsat.eu], маловероятна среди белорусских журналистов.

Сильная внутренняя цензура

Наш герой отмечает, что у многих работников сильная внутренняя цензура. Естественно, что публикация остросоциального материала, критикующего действующую власть, невозможна. Однако нет фейков и лжи – за все 7 лет работы он не видел ни одной постановочной новости. По словам собеседника, на белорусском государственном телевидении нет такого треша, как на российском: никаких распятых мальчиков и вышек 5G.

Российское телевидение. скрин

«Вы никогда не увидите сюжеты о беспределе работников милиции по отношению к анархистам или о статье 328, в эфир не пригласят никого из оппозиционеров. Белорусское телевидение нельзя назвать объективным. Но оно не заслуживает демонизации и титулов фабрики фейков. Акцент тут делают на добродушных новостях в ущерб реальным проблемам», – комментирует мужчина.

Комментируя сюжеты по делу Виктора Бабарико, он отмечает, что, по его мнению, видео – просто обзор актуального процесса в ракурсе, выгодном действующей власти. Другое дело – характеристика самого процесса. Правда, сюжет про «Белый легион» наш герой назвал «застенчивым и ложным».

«Ничего страшного, что не спою на балу у президента». Алексей Гросс о том, как попасть в государственный шоу-биз и вылететь оттуда

Собеседник отмечает, что он не знает мотивов авторов этого сюжета. Возможно они не очень политически сознательные люди и не чувствуют границ пропаганды. В таких условиях практически невозможно работать на телевидении и придерживаться оппозиционных взглядов. Герой рассказывает, что многих его коллег и раньше увольняли за взгляды:

«Одновременно с этим я никогда не наблюдал полной убежденности в «линии партии». За пределами работы обсуждать политику считается дурным тоном»

Уволенным — не сочувствуют

В то же время большинство не сочувствует уволенным за мнение ведущим, это скорее расценивается как способ заработать дешевый хайп и даже предательство. Собеседник отмечает усиление запуганности и скованности. Очень распространена такая точка зрения: мы люди маленькие. Пусть сверху решают и судят.

Волна увольнений затронула творческих людей

«Я лично считаю эти высказывания довольно искренними. Люди,их сделавшие, действительно обеспокоены. Тем не менее, я не могу сказать, что власти делают что-то, чего не было раньше. Поэтому вопрос: «Где вы были раньше?» действительно закономерен. Однако как и когда высказываться – личное дело каждого»

Не увольняется он с текущего места работы, поскольку не видит в этом нужды.

«Если бы я уволился сейчас, то у меня к себе самому был бы вопрос: «А где ты раньше был?»

«Сразу понимаешь, какая политика в редакции»

Юлия Матузова работала в газете «Республика», которая сейчас входит в холдинг «СБ. Беларусь сегодня», 2,5 года. Попала девушка туда по распределению.

Юлия Матузова. Фото: архив героини

Юлия работала в новостном отделе, писала в основном на социальные темы. По ее словам, все понимали, что работают в издании Администрации Президента, поэтому многие темы были закрыты.

«Я не работала с политическими темами, поэтому не сталкивалась с цензурой. Просто некие события игнорировались. Однако несколько раз руководства было недовольно моими записями в Twitter. Мы обсуждали в коллективе политические вопросы, и моя позиция была ясна и коллегам и начальству. На этой работе я была по распределению, которое должна была отработать».

Юлия отмечает, что в редакции есть много людей, которые несогласны с властями, но по разным причинам остаются там работать: кто-то считает, что не найдет другую работу, кто-то привык, а кто-то считает, что если пишет не о политике, то и беспокоиться нечего.

«Там есть и хорошие профессионалы, которые просто хотят заниматься своим делом: писать о культуре или помогать людям в решении социальных проблем», – говорит девушка.

«После «дела БелТА» было морально тяжело работать»

Для Юлии работа в «Республике» стала первым длительным журналистским опытом. Она благодарна своему руководству – было понимание и не возникало конфликтов. Однако «политика редакции» со временем стала проникать во все отделы, во все темы. Работать без конфликтов с совестью становилось все труднее.

«Последний год, начиная с «дела БелТА» дался мне очень тяжело морально. В то время СМИ разделились на два лагеря. И «СБ» очень изменилась. Часто возникало желание все бросить и уйти каким-то образом. Я понимала, что не хочу участвовать в такой «журналистике» – вспоминает героиня.

{%CAPTION%}

По другую сторону баррикад

После увольнения Юлия довольно быстро нашла новое место работы. Сейчас она работает на «Европейском радио для Беларуси».

«Бывают шутки насчет того, что я «переобулась», однако в целом нет никаких вопросов к моему предыдущему месту работы. Правда многому пришлось переучиваться. В негосударственном СМИ более свободная и современная работа, нужно проявлять инициативу, а в государственном СМИ – делать «как надо», – отмечает Юлия.

К массовым увольнениям у нее двоякое отношение. С одной стороны, есть критические моменты, когда нет сил терпеть. Однако Юлию удивляет, почему люди раньше не уходили.

«В государственных СМИ сразу понимаешь, какая политика в редакции. Поэтому не должно удивлять, что кого-то увольняют за сердечко в поддержку Бабарико на аватаре или за поддержку symbal.by. Но чем больше людей открыто заявляют о своем протесте, тем лучше в текущей ситуации. Пусть даже кто-то сделал это для хайпа, я не осуждаю»

Уволенная ведущая БТ: «Я не могла молчать»

Теле – и радиоведущую Екатерину Пытлеву отклонили от эфиров передачи «День в большом городе» после критических постов в социальных сетях. Она признается, что высказалась, так как уже не могла молчать.

https://www.facebook.com/katerina.pytleva/posts/3085252928176406

«Все, что сейчас происходит, не может не затрагивать человека, который думает и беспокоится о своей стране и народе. Задержания, штрафы людей на мирных пикетах, угрозы Тихановской – это низко и подло», – говорит уже бывшая ведущая БТ.

Катя Пытлева. Фото belsat.eu

Екатерина ушла по собственному желанию. В своем Facebook она писала, что об увольнении ей напрямую не сказали.

https://www.facebook.com/katerina.pytleva/posts/3130754790292886

«Корпоративная этика – это когда я могу выражать свою гражданскую позицию, которая отличается от мнения руководства и позиции канала. Я могу поддерживать народ и не поддерживать коллег, которые освещают события иначе. По мнению моего начальства, я не поддержала своих коллег, которых хейтят в соцсетях».

«Я бы держалась профессионалов»

Журналистка утверждает, что если бы она была руководителем, то действовала бы в первую очередь в интересах своих сотрудников.

«Я бы держалась за профессионалов. Если человек не вредит компании своим трудом, а его высказывания не сказываются на компании, то я бы такого человека оставила».

Она отмечает, что если бы ее не сняли с эфиров, то это было бы показателем демократичности и открытости общества.

«Там, где не увольняют людей, никто не давит и на руководство. Кто увольняет – сам сталкивается с давлением. Но люди не будут молчать, особенно сейчас, когда появляется все больше людей с четкой общественной позицией»

Екатерина Пытлева. Фото со страницы в Фейсбуке

Многие боятся потерять работу

На этот раз Екатерина решила высказаться, так как поняла, что это нужно ее аудитории.

«Я работаю не на государство, а для людей. Если людям важна моя поддержка, я не могу не оказать ее. Таких, как я, очень много».

По мнению журналистки, те, кто еще не высказался – боятся потерять работу в СМИ. Особенно это касается тех, кто всю жизнь работал в государственных изданиях.

«То, что сейчас происходит – просто ужасно». Звезды, журналисты, спортсмены, блогеры поддерживают протесты в Беларуси

«У меня помимо БТ есть еще проекты. Поэтому у меня была возможность потерять эту работу. У кого-то такой возможности нет. Я прошу не критиковать тех, кто еще не открылся и не поддержал. У каждого есть собственные мотивы. Всем надо кормить свои семьи»

Екатерина Пытлева — не единственная сотрудница государственных СМИ, которую уволили из-за ее общественной позиции. После критических постов в соцсетях работу потеряли ведущие Дмитрий Кохно, Артемис Ахпаш, Денис Дудинский, Дмитрий Врангель, Денис Курьян, учительница Анна Северинец, экскурсовод Никита Монич, а певцу Алексею Гросу отказали в нескольких выступлениях.

КТ/ОГ, belsat.eu

Новости