«Выходите – на расстрел». Задержанные в КГБ рассказали, как подача ходатайства за Бабарико привела на Окрестина

28 июля под стенами КГБ в Минске собрались люди, которые хотели подать ходатайство об изменении меры пресечения для Виктора и Эдуарда Бабарико. Дело закончилось задержанием по меньшей мере 38 человек. Большинство документов принято не было, зато ОМОН «принял» тех, кто просил выпустить политзаключенных.

Пошел подавать ходатайство в кабинет, который оказался автозаком

Один из задержанных – Андрей Микрюков, член инициативной группы Виктора Бабарико. Мужчина пришел к КГБ 28 июля около 16 часов. Кроме милиционеров в штатском людей у здания на тот момент было немного. На глазах Андрея схватили журналистов, которые должны были освещать коллективную подачу прошения об изменении меры пресечения. Андрея пустили внутрь и завели в кабинет, где якобы должны были принять ходатайство.

«Из приемной меня пригласили в кабинет. Там был ОМОН. Попросили выключить телефон, забрали паспорт. Позже повели коридором якобы подавать ходатайство в другой кабинет. Коридор опускался в подвал. А из подвала лестница выходила во внутренний дворик, где сразу под дверью стоял спецавтомобиль. Вот так пошел подавать ходатайство в кабинет, который оказался автозаком».

Задержанные 28 июля в КГБ во время подачи ходатайства об изменении меры пресечения для Виктора Бабарико и его сына Эдуарда. Фото https://www.facebook.com/viktoria.shapran.7

Вместе с Андреем задержали 18 человек – 5 женщин и 13 мужчин. Женщина пожилого возраста просилась домой, так как не взяла лекарств, которые должна пить регулярно. Конечно, ей отказали, говорит Андрей. Минчанин добавляет, что правоохранители отказывались отвечать на вопросы, хотя и вели себя корректно. В автозаке его закрыли с семью лицами в боксе, рассчитанном на четверых. Через двадцать минут куда-то увезли. Как позже оказалось – в Октябрьский РУВД.

«Везде было очень много сотрудников органов в масках. Всех [задержанных] собрали в актовом зале и вызывали по одному на дачу показаний. Составляли протокол «опроса лица, в отношении которого ведется административный процесс».

Сегодня в Минске задержали 50 человек. Среди них – журналисты «Белсата»

По словам Андрея, один из начальников в штатском вел себя вызывающе. По его решению трех человек забрали на Окрестина. Наш собеседник перечислил имена: Дмитрий Борейчук, Юрий Кузнецов, Алексей Скрипник.

«Одного парня проверили по базе, в 2017 году он участвовал в марше нетунеядцев. На него составили такой же протокол, что и два года назад – неповиновение милиции. Мы возмутились, сказали, что выступим свидетелями. Они это услышали, снова забрали, он вернулся и сказал, что старый протокол порвали и составили новый, что ругался, выкрикивал лозунги «Свободу Бабарико». Нас всех отпустили после 19 часов».

 

Андрей Микрюков раньше участвовал в акциях солидарности, за что в мае получил предупреждение. Нынешнее задержание стало для мужчины первым.

«Я не жалею и не боюсь. Если надо, пойду еще раз. Бояться этого гнилого режима – себя и свою страну не уважать».

«Выходите – на расстрел!»

Иван Ярошевич также был в числе «счастливчиков», которые из здания КГБ без объяснения попали в автозак. Мужчина несколько раз спросил правоохранителей, в статусе ли он задержанного, но ответа не было.

«Позже в РУВД милиционеры мне сказали: мол, мы вас не задерживали, вы добровольно пришли. Но я же понимаю, если бы я отказался идти, это было бы рассмотрено как неповиновение».

 

Подробнее мужчина рассказал и о двух мужчинах, которых забрали на Окрестина. Он подтверждает слова Андрея Микрюкова о хамском поведении одного из милицейских чиновников.

«После опроса женщин пригласили выйти во внутренний дворик, где, как мы думали, их отпустят. И этот милиционер, обращаясь к женщинам, якобы в шутку сказал: «Выходите – на расстрел!» В контексте высказываний Лукашенко это звучало нелепо и недопустимо. Ему было смешно, нам – нет. Я и Дмитрий Борейчук сделали замечание. А до этого Дмитрий, отец четверых детей, кстати, отказался подписывать протокол. Милиционер разозлился, указал на Дмитрия и сказал вывести. Больше он не вернулся. Еще один задержанный видел, как его сильно ударили в спину».

Всех журналистов, которые должны были вести стрим у здания КГБ, задержали

Иван отметил, что вещи, которые у всех забрали в автозаке, после лежали в актовом зале на столе. Однако телефоны были в отдельной коробке, и их куда-то выносили. Позже оказалось, что смартфоны у некоторых были включены, хотя в КГБ их просили отключить.

«Нам сказали, что все вопросы – к КГБ. Это мое первое задержание. Неприятно, но бояться не стоит. Сожалеть о своих решениях я не привык. Пошел в КГБ, чтобы поддержать Виктора и показать власти, что я один из многих, кто не согласен с его задержанием».

Сотрудники ОМОНа в центре Минска, 14 июля. Фото: ТК / Belsat.eu

28 июля ОМОН задержал около 50 человек, включая журналистов «Белсата». Граждане пришли к КГБ, чтобы вместе со штабом Виктора Бабарико подать ходатайство об изменении меры его пресечения. Однако власти посчитали очередь несанкционированным митингом и устроили зачистку. Большинство выпустили через пару часов даже без составления протоколов, но некоторых оставили в РОВД на ночь.

За время избирательной кампании правозащитники насчитали более 700 задержанных, среди которых участники акций солидарности, члены инициативных групп, блогеры, журналисты, активисты, политики и обычные прохожие. В уголовных делах за протесты против нерегистрации Бабарико 13 фигурантов.

«В Минске происходил беспредел». Что известно о фигурантах «дела 14 июля»?

Дарья Курочкина/НЕ belsat.eu

Новости