Алесь Киркевич Возвращение Позняка и останков Калиновского: а что изменится?

журналист, литератор

Кто-то заметил, что как бы далеко от нас во времени и пространстве не был Зенон Станиславович, это последний национальный деятель, интервью которого можно смотреть целых два часа. Ну правда, не будете же Вы терпеть два часа Рымашевского, Короткевич или Дмитриева.

С другой стороны, этих двух часов вполне достаточно, чтобы на ближайшие пару лет не читать и не глядеть Позняка. Пока не забудется предыдущее интервью. Радикально нового Зенон не сказал пожалуй ничего, так как говорил о вечном. Или о том старом, что застыла во времени и превратилось для него лично в вечность, ледник.

«Запад – гнилая цивилизация»

Коллективный Запад для Позняка – «гнилая цивилизация». Почему? Девайсы, «гомосексуальная мафия в Голливуде», бокс и бои без правил, «надо запретить, так как спортсмен получает сотрясение мозга»… Вместе с тем, это именно та цивилизация, в которой Зенон Станиславович живет уже два десятка лет. Живет, потому что там не Россия и не Беларусь. Живет, потому что там свобода.

Понять, что и девайсы, и Голливуд, и, прости господи, бокс – это тоже элементы свободы, Позняк не может. Остается только пересматривать старые добрые фильмы из Голливуда 1950-х или перематывать свою собственную жизнь как фильм, где на паузу поставить еще можно, но переиграть все заново, переснять с теми же актерами – нереально.

«Нормальная страна» – как это?

Если постоянно смотреть в пропасть, пропасть будет приближаться. Если постоянно говорить себе и другим о «КГБ-ФСБ-Москве-Лубянке», то этого всего становится только больше. Как минимум, в твоей личной жизни. Отсюда и фобии, касательно тех, кто остался в Беларуси: «псевдооппозиция», «агентура», «рука Москвы». Отсюда и жажда что-то запретить, вычеркнуть, сделать «нормальную страну».

А как это – «нормально»? Разве не адепты СССР говорили в 1990-е фронтовцам: «Говорите на нормальном языке?» Нормальность же у каждого своя. Если же она становится общей для всех, то слишком часто заканчивается колючей проволокой.

Впрочем, чем закончилось бы «нормальное государство» Позняка, никто из нас не узнает. И все эти конспиративные онлайн-совещания раз в месяц с однопартийцами, где лидеру докладывают о разговорах в троллейбусах, и планах реформ, и рассуждения по поводу того, какие памятники ставить в Минске – всего лишь альтернативная реальность. Фантастика, достойная пера Мартиновича.

Зенон Позняк и Сергей Наумчик. Фрагмент эфира «Белсата»

Возвращение Позняка: конец сказки

Дискуссии о возвращении Зенона не утихают десятилетиями. Сегодня все это напоминает споры о возвращении останков Калиновского. И там, и здесь скрытые магические смыслы. Возвращение какого-то человека или субстанции, мол, должно перевернуть все с ног на голову, помочь в битве с врагом. Как мощи святых, Грааль или Копье Лонгина. Старинный миф, заложенный в подсознании каждого из нас, который работает независимо от того, каким айфоном или ноутбуком мы пользуемся.

Феномен Позняка, оторванного от жизни немолодого человека, который вряд ли когда вернется в Беларусь, но мысль которого интересует немалую часть общества, это, на самом деле, о всех нас. Для одних – мессия. Для других – ночной кошмар. В каждом случае – это необрезанная пуповина с реалиями 1990-х, совокупность старых смыслов, которые никуда не исчезли, но наслоились на новые.

Зенон Позняк на митинге в Беларуси

Полагаю, что Зенон Станиславович не вернется никогда. С его возвращением закончилось бы не «власть тьмы и русификации», а сказка о его решающей в чем-либо роли. Напрямую ничего не произошло бы: транспорт впредь ходил бы по графику, учителя собирали бы подписи за провластных депутатов под выборы, айтишники с ноутбуками в рюкзаках утром спускались бы в метро.

Только на одну волшебную сказку в Беларуси стало бы меньше. А мы все, возможно, немного повзрослели бы и поверили, что ответ на каждый вопрос и ответственность за страну находятся здесь, в каждом из нас, а не в мире мифов и символов.

Позняк: По делу Калиновского надо было бы обратиться к Лукашенко

Алесь Киркевич/АА belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Смотрите также
Комментарии