«Вова был заброшенный, бедный». Интервью с автором книги о Владимире Путине

Кто настоящие родители Владимира Путина, сколько ему лет, как он связан со Сталиным, кто и почему его избивал в детстве? Автор книги «Вова, Володя, Владимир. Тайны России Путина» Кристина Курчаб-Редлих утверждает, что знает ответы на эти вопросы. Польская журналистка почти 15 лет работала в России, за расследования ее номинировали на Нобелевскую премию мира. Интервью с ней подготовил Сергей Пелеса.

Настоящая мать президента России Владимира Владимировича Путина… Кристина, вы утверждаете, что встречались с ней буквально два месяца назад в Грузии. Как такое возможно?

Я утверждаю под присягой, что это правда. О том, что настоящая мать Владимира Путина живет в Грузии, известно уже давно, еще до его первого избрания в 2000-ом году. Такой слух, что он вообще не говорит правду о своей биографии, до выборов был недопустим. Но до выборов это стало известно – благодаря грузино-чеченским связям. Туда поехали грузинские (и не только) журналисты, разговаривали с этой женщиной. Потом поехала голландская журналистка, которая сняла фильм с ней. Все было известно, но насколько это было опасно, во время его первых выборов утверждать такое. Артем Боровик был главредом «Совершенно секретно» и на телевидении тоже вел эту программу, он должен был получить фотографии маленького Владимира Владимировича Путина. И что? На взлете самолет разбился. Это была первая жертва.

Хотелось бы уточнить. Артем Боровик в этот самолет садился не один. Кто был с ним в самолете и куда самолет летел?

С ним был чеченский бизнесмен, очень заинтересованный в том, чтобы испортить имидж Путина. Тогда Путин начал страшную войну в Чечне. В чеченском интересе, конечно, было показать Путина, если можно, в каком-то нехорошем виде. Отказаться от своей матери – это нехороший образ, правда? Это был Бажаев, они оба погибли в этой катастрофе. Они должны были прилететь в Киев за доказательствами детства Путина в Грузии.

Президент России Борис Ельцин показывает премьер-министру Владимиру Путину президентский офис, который займет Путин. Фото – Reuters Photographer/Reuters/Forum

Два месяца назад вы встретились в грузинском селе с настоящей биологической мамой Владимира Путина. Как это произошло? Что она сказала?

Я интересуюсь Путиным с 1997-го года, часто ездила в Чечню. Там уже очень ясно видно было, когда он стал шефом ФСБ, что его руки туда доходят очень плотно, и было видно, как он развивал эту войну. Я слышала, что его мать там живет. И мне не только его судьба, но и судьба этой женщины очень лежала на сердце. Представьте себе: ей сегодня 93 года. Я поехала в Грузию. Грузин, который был со мной, спросил в деревне Метехи: «А можете подсказать, куда к матери Путина?» – «Ну конечно, по левую сторону от дороги она живет». Номеров домов нет. Я помнила, как этот дом выглядит, по снимкам из фильмов.

Мы подъехали, но никого не было, только дом. Соседка подсказала, что там живет мать Путина Вера Николаевна. Никто не выходит. Дверь закрыта на все возможные замки. Мне повезло, что эта женщина была одна, не было ее дочери. Никого нет, и этот грузин говорит по-грузински: «Не бойтесь. Выйдите, мы хотим только с вами поговорить». В ответ – ничего. Она не выходит. Я сказала по-русски: «Давайте, я журналистка, издалека приехала. Если вы здесь, пожалуйста, выйдете». И вдруг выходит маленькая старушечка, очень сгорбленная, садится где-то там у дома и начинает играть с кошкой. Спокойно сидит. Я повторяю на русском: «Я вас так прошу – подойдите, я хотела с вами поговорить, приехала издалека». Она поднялась и шустро подошла к воротам. Она маленькая, у меня есть фотография. Меня видно, а сзади видно ее лицо. Оно буквально такое, каким я его знала по фотографиям, по фильмам, только немного старше.

Кристина Курчаб-Редлих и Вера Путина в селе Метехи, Грузия, 6 ноября 2019 г. Фото из архива Кристины Курчаб-Редлих

Я ей говорю: «Вы так хорошо говорите по-русски». Она: «А как я могу забыть родной язык?» На ее родном языке она повторяла точь-в-точь то, что всю свою жизнь говорила.

Она родилась в 1926 году в маленьком селе Терехино, рядом с маленьким городом Очёр. В Очёре она училась в техникуме, была уже взрослой, после войны. Это время после войны, когда начинали учиться женщины, а не девушки. Когда она училась, познакомилась с человеком, которого звали Платон Привалов. Оказалось, что он женат, о чем она не знала. Она была беременна, когда узнала, что у него есть жена. Его не было дома, и ему пришла посылка от жены, так она и узнала. Она быстро уехала к своим родителям в Терехино, и там, в больнице рядом, родился наш Вова, Владимир Владимирович. Но это был 1950 год, а не 1952.

Официально он родился в 1952 году?

Неофициально, по-настоящему он родился 7 октября 1950 года. Она там пожила с ним год, а потом поехала на практику в Ташкент, далеко. Она всегда повторяла, что очень хотела учиться. Она поехала на эту практику, а ребенка оставила у своих родителей. В Ташкенте была военная часть. Она там познакомилась с очень привлекательным внешне мужчиной, с грузином, которого звали Георгий Осепашвили. Очень быстро они поженились. Она говорила, что ей Святая Дева подсказала, когда она смотрела на себя в зеркало перед каким-то праздником.

Увидела в зеркало человека в военной форме…

И вот, когда она его увидела, они быстро поженились, хотя он знал, что у нее есть ребенок. Это для человека с Кавказа должно быть большим препятствием, но пока не было. Он обещал, что у него прекрасный дом, а ничего такого не было. Там была нищета, но Вера осталась. Спустя год она попросила свою мать, чтобы та все-таки привезла ей сына туда в Метехи, в Грузию. И бедного Вовку в первый раз перевезли туда, как пакет.

Вера Путина в селе Метехи, Грузия, 6 ноября 2019 г. Фото из архива Кристины Курчаб-Редлих

Первый, но не последний раз

Не последний. И представьте себе. Привезли в эти обстоятельства, где чужая мать, потому-что он думал, что бабушка это и есть его мать: там ему было тепло, приятно, они его лелеяли. А тут чужая женщина как мать, чужой мужчина как отец, чужой дом, при этом очень бедный, и чужой язык. И этот маленький человечек – не знаю, кем должен быть, чтобы с этим справиться.

Тогда у него уничтожили чувство безопасности.

Знаете, я сошлюсь на психологию. Ученые Джeфри Янг и Абрахам Маслоу подчеркивают, что чувство безопасности у маленького ребенка – самое главное чувство в жизни. Если он его теряет, то никогда уже в жизни не сможет наверстать утраченного. Все, что человек потом будет строить, уже будет испорчено этим чувством небезопасности. Так и есть. Не думаю, что вы сами можете отказаться от того, что вы пережили в детстве.

Этого человека в первый раз туда повезли. Отчим оказался очень недобрым человеком для него, а Вера Николаевна уже забеременела его детьми. До поры до времени это еще можно было как-то пережить, но потом уже нет. Во-первых, этот отец его просто ужасно бил. Он выпивал и лупил палкой и рукой до такой степени, что соседи, которых расспрашивали журналисты потом грузинские, даже российские, рассказывали о том, до какой степени Вова был там заброшенный, бедный. Некоторые ему помогали. Но вы не можете себе представить, что такое внебрачный сын на Кавказе – и для матери, и для ребенка. Он был там очень несчастным.

Как только подрос немного, то очень умно подумал, что ему надо защищаться. Он тогда сам записался на самбo, самооборону без оружия, где есть элементы дзюдо, и начал тренироваться.

24 декабря 2005 г. Владимир Путин посещает спортивную школу в Санкт-Петербурге. Фото – PhotoXpress/Zuma Press/Forum

Даже потом я спрашивала знакомого, который был его другом там в Грузии, о том, чем они занимались. Прежде всего он говорил:

«Вовчик очень любил драться».

Он был молчаливый, очень замкнутый, все так говорят. Он был очень одинокий и голодный очень часто, очень плохо одетый. Все, что его радовало, это рыбалка. Смешно то, что он ловил рыбу в той же реке, в которой ловил ее Сталин. Это река Кура. Вообще они были недалеко. Сталин из Гори, а Метехи в 30 километрах от Гори. Когда он еще там жил, в каждом доме был портрет Сталина. Так что он смотрел на этот портрет с самого детства.

Осепашвили до такой степени хотел от него избавиться, что даже его сестра вывезла ребенка в Тбилиси к какому-то бездетному полковнику – и Вера Николаевна поняла, что там ему не жить. Нехотя она отвезла его обратно к своим родителям в Терехино, где был их дом. Когда она с ним расставалась, то никогда не думала, что расстается на всю жизнь.

Вера Николаевна вспоминает, что он рыдал, был очень несчастный. Она всегда добавляет: «Я так не хотела возвращаться в Грузию, я так хотела учиться, но там уже были дети». Ее этот муж-грузин просто преследовал бы, он ее бы так не оставил. Она оставляет сыночка там, под Уралом, возвращается в Грузию. Его дедушка и бабушка, то есть родители Веры Николаевны, сами себе сказали: «Хватит. Нельзя так его перебрасывать». Этот город был полон Путиных. У них были бездетные родственники в Ленинграде в возрасте. Эта женщина, жена их родственника Путина очень хотела ребенка.

И так бедный Вова, когда ему было 10 лет, опять, как пакет, был переслан – теперь в Ленинград.

Вера Путина в селе Метехи, Грузия, 6 ноября 2019 г. Фото из архива Кристины Курчаб-Редлих

Виктор Путин умер во время блокады Ленинграда за 10 лет до рождения нынешнего хозяина Кремля. Владимир Путин вспомнил о брате и об отце-фронтовике несколько дней назад в Израиле. Это официальная версия, а кем был Виктор Путин на самом деле?

Вторая часть интервью Сергея Пелесы с Кристиной Курчаб-Редлих уже 6 февраля на belsat.eu. А в ней – о Викторе Путине.

Интервью вышло в программе «Просвет» 31.01.2020

Другие темы выпуска:

  • Главный месседж Вашингтона для Минска
  • Андрей Паротников: «Кандидатуру посла США в Беларуси уже утвердили»
  • Беларусь пострадает от коронавируса
  • Очередная попытка примирить Палестину и Израиль. Кому на руку план Трампа?

Новости