Вот что Лукашенко хочет от Евросоюза


2018 год, который заканчивается, трудно назвать определяющим в двусторонних отношениях Беларуси и Запада. Старые проблемы и старые обиды стояn на пути к улучшению двустороннего сотрудничества. Хотя на фоне вялого политического сотрудничества экономические показатели демонстрируют существенный рост. Больше экономики, меньше политики – не того ли добивался Александр Лукашенко в отношениях с Евросоюзом?

Разгон и задержания на День Воли в марте. Первые месяцы этого года власти Беларуси продемонстрировали поведение, которое на Западе традиционно вызывают возмущение.

Но в общем, по мнению экспертов, этот год в отношениях Беларуси и Евросоюза прошел без сильных взлетов и падений. После существенного потепления в 2016 году стороны по-прежнему пытаются решить ряд наболевших вопросов.

«Это вопрос визовой либерализации, которая была обещана как пункт повестки дня еще в 2013 году на саммите «Восточного партнерства», а второй вопрос – это подписание партнерских приоритетов. К сожалению, до сих пор вопросы не решены, и это сильно влияет на двусторонние отношения», – отмечает директор международного консорциума «ЕвроБеларусь» Влад Величко.

Одной из принципиальных проблем остается также смертная казнь. За годы независимости в Беларуси вынесли более 300 смертных приговоров – два последних исполнили в этом году в ноябре. Несмотря на призывы официального Брюсселя, власти в Минске по-прежнему отказываются ввести мораторий.

«Скорее это рассматривается как слабость, как определенное послабление. И даже сильные политические, экономические аргументы, которые стоят за идеей замораживания практики смертной казни в Беларуси, не способны изменить позицию – я не знаю кого, я думаю, прежде всего это вопрос к Администрации президента», – говорит Величко.

По мнению западных экспертов, это чуть ли не единственный принципиальный вопрос, который стоит на пути к улучшению отношений.

«Если бы Лукашенко сделал такой шаг в сторону Евросоюза, думаю, это было бы принято с большим удовольствием, и может, привело б к тому, что Евросоюз решил бы плотнее заняться Беларусью», – считает польская публицистка, автор программы «Studio Wschód» Марья Пшеломец.

Если говорить об отношениях с Варшавой – здесь также без больших изменений. Одно из наиболее заметных событий – осенний визит польского министра иностранных дел Яцека Чапутовича. Глава МИД Польши среди прочего говорил о сильном желание нормализовать отношения с Беларусью.

«Они были менее интенсивны, чем в 2017 году, когда польские власти предполагали, что если очень сильно приблизятся к президенту Беларуси – а напомним, что были визиты и польского министра иностранных дел, и польского премьера, – то это каким-то образом поможет польско-белорусским отношениям. Закончилась, как обычно», – констатирует Марья Пшеломец.

Кончилось тем, что в августе половину первоклассников не приняли в польскую школу в Волковыске. Тем самым власти Беларуси вновь нарушили право польского меньшинства обучаться на родном языке. Актуальным остается и вопрос Союза поляков в Беларуси.

«По-прежнему этот союз в понимании властей Беларуси действует нелегально – и постоянно каким-то образом преследуется. Я уже не говорю о задержаниях, судах и штрафах для журналистов «Белсата», – добавляет Пшеломец.

Не лучше в течение года выглядели и отношения на линии Минск – Вильнюс. Основной проблемой остается строительство Островецкой АЭС, которую Литва официально называет угрозой своей национальной безопасности.

«Если Лукашенко остановит Островец – да, мы бы сделали все, чтобы Европа открыла двери для Беларуси», – уверяет дипломат, депутат Сейма Литвы Жигимантас Павиленис.

Депутат называет атомную электростанцию, которая строится у границ с Литвой, камнем преткновения, созданным Россией, поскольку АЭС строится российской компанией и на российские кредиты. Причем Вильнюс не останавливается на уровне политических заявлений.

«В Литве это принципиальный вопрос, из-за которого Литва также делает такие шаги, как неподписание тех же принципов партнерства, которое бы углубило сотрудничество между Евросоюзом и Беларусью», – объясняет Лауринас Йонавичус из Института международных отношений и политических наук Вильнюсского университета.

Отношения между Вильнюсом и Минском эксперт характеризует как лицемерные, ведь экономическое сотрудничество, в отличие от политического, определяется позитивной динамикой.

«У нас самая большая граница. А с другой стороны, не считая России, у нас самые плохие политические отношения. При этом экономически мы очень связаны с Беларусью – как и Беларусь очень сильно связана с Литвой», продолжает Йонавичюс.

Экономическое сотрудничество – позитивный момент не только в отношениях с Литвой, но и с объединенной Европой в целом. По итогам первых восьми месяцев года, товарооборот Беларуси со странами Евросоюза вырос почти на 30%.

Не того ли добивался Александр Лукашенко, когда на Мюнхенской конференции в Минске в ноябре он говорил об экономике без политики? Имея в виду, что такая схема в отношениях с Западом его устраивает больше всего.

«Действительно, такое впечатление, что в последнее время динамика европейско-белорусских отношений идет согласно повестке дня белорусской стороны. То есть, то, на что готова, чего хочет белорусская сторона – это попадает на повестку дня», – подчеркивает директор международного консорциума «ЕвроБеларусь» Влад Величко.

Одна из главных причин такой добродушности объединенной Европы – нарастание угрозы со стороны России, которая продолжает провоцировать и вмешиваться в политику отдельных стран Евросоюза и НАТО. И этот момент, пожалуй, наиболее определял отношения Беларуси и Запада в течение этого года и руководил ими.

Сюжет показали в программе «Просвет» с Сергеем Пелесой:

Смотрите также
Комментарии